Дипломатия кончилась. Обама ставит «януковичей» на место

Политика полумер, которую в последнее время демонстрировал официальный Киев, совершенно не устраивает Вашингтон. Что и подтвердилось во время американского визита украинского министра иностранных дел Леонида Кожары в первой декаде мая.

Попытка показать прогресс в ситуации с заключенной Юлией Тимошенко путем приостановления Генпрокуратурой следствия по делу об убийстве Евгения Щербаня не нашла ни малейшего понимания у американцев. При этом в ходе официальных и неофициальных встреч руководителю украинского внешнеполитического ведомства повсеместно вспоминали не нынешнее председательство Украины в ОБСЕ, а фамилию лидера украинской оппозиции, требуя ее немедленного освобождения с акцентом на апрельский вердикт Европейского суда по правам человека.

«Мы особо надеемся и тревожимся о том, чтобы были преодолены сложные вопросы, включающие окончание преследования некоторых лиц, в особенности бывшего премьер­министра Юлии Тимошенко», — поставил жирную точку госсекретарь США Джон Керри во время личного общения с Кожарой в присутствии прессы.

Что бы ни писал в своем блоге глава МИДа о плодотворности и результативности вояжа в США, эта поездка вообще могла закончиться для Украины полнейшей дипломатической обструкцией. Главной целью четырехдневного визита Кожары в Штаты была его встреча с американским коллегой Керри. Но перед самым приездом украинской делегации стало известно, что именно в период с 6 по 9 мая у госсекретаря США нашлись неотложные дела сначала в Москве, а потом в Риме. Украинскому МИДу спешно пришлось продлевать командировку своего шефа, так что Кожаре, ожидавшему аудиенции у Керри с понедельника, удалось ее добиться лишь в пятницу 10 мая под вечер.

Конечно, во взаимоотношениях нынешних руководителей внешнеполитических ведомств США и Украины накопилось много личного еще с того времени, когда оба не пребывали на своих теперешних должностях. Апогеем напряжения стал сентябрь прошлого года – тогда американский сенат принял жесткую резолюцию «Призыв освободить из тюрьмы бывшего премьер­министра Украины Юлию Тимошенко», которая включала визовые санкции относительно украинских чиновников. Это решение сенаторов Кожара тогда публично назвал «проплаченным», то есть фактически обвинил в коррупции сенатский комитет по международным отношениям, который возглавлял как раз Керри. Теперь он, став госсекретарем, изящно отомстил обидчику в свойственном ему кулуарном стиле.

Впрочем, у американцев до сих пор не укладывается в голове, как позволивший себе так заговориться дипломат Кожара, успешно продолжил большую дипломатическую карьеру. Например, главный конкурент Керри в борьбе за пост госсекретаря США Сюзан Райс окончательно сошла с дистанции после своего неосторожного комментария по поводу расследования убийства исламистами в Ливии американского посла. Слова Райс показались оппозиционерам­республиканцам недостаточно патриотичными, но по степени недипломатичности они не идут ни в какое сравнение с сентябрьскими высказываниями Кожары о «продажных кнопкодавах». В мировой дипломатии, как говорится, все ходы записываются.

«Миллионы людей в Украине действительно верят, что бывшая премьер осуждена справедливо. Она причинила большие убытки нашей экономике и переступила закон», — продолжил упражняться в категоричности глава МИДа в Лондоне 13 мая. Примечательно, что именно в этот день произошла корректировка Виктором Януковичем своей недальновидной кадровой политики на внешнеполитическом фронте, когда посол Украины в Евросоюзе Константин Елисеев был назначен советником президента – уполномоченным по вопросам внешнеполитических и интеграционных процессов. Хотя в лучшем случае это решение будет оценено дипломатическими кругами в качестве запоздалого, а фактически – опять же как полумера. Ведь Кожара не только сохранил свою министерскую должность, но и продолжает высказываться в несвойственном дипломату стиле. Зато отдуваться за международные провалы Украины в целом и евроинтеграционные в частности теперь станет один из самых опытных украинских дипломатов прозападной ориентации Елисеев.

Всю эту неясную историю о замораживании­размораживании дела Щербаня можно трактовать как форменный регресс в ситуации вокруг Тимошенко. Тем более что на основные пиар­роли вновь вернулся первый замгенпрокурора Ренат Кузьмин, который из 54 фигурантов неофициального «списка Тимошенко», сопутствующего прошлогодней резолюции сената США, первым получил официальный отказ в американской визе. Если Киев будет продолжать в том же духе гнуть свою линию, можно на ближайшее время прогнозировать повторение «прецедента черной метки» относительно других громких фамилий из антивизового реестра.

Уже продолжительное время со стороны Запада в адрес Печерских холмов звучит нетрадиционный для дипломатии прямолинейный тон. От слов об «оказании совместного многостороннего дипломатического давления» Вашингтон может оперативно перейти к делу, то есть спровоцировать в европейских странах «парад резолюций» с упоминанием конкретных санкций относительно украинских випов. Как на этом фоне готовить любой иностранный визит высокого украинского чиновника, в МИДе ломают голову не первый месяц, но решение этой задачки ежедневно усложняется не по вине компетентных украинских дипломатов, перманентно опасающихся очередного официального подтверждения в очередном визовом отказе. А если речь зайдет о заграничных счетах некоторых важных лиц, то мало не покажется. Тем более что слухи о доверительных беседах в европейских банках ходят уже минимум полгода.

Принуждая Киев к почетной капитуляции, где еще остается место для определенных гарантий на будущее для многих украинских власть предержащих, Вашингтон параллельно готовится к альтернативному сценарию – нашему развороту в объятия Кремля. Белокаменная, кстати, никаких гарантий не дает, зато требует взамен неприлично многого. По сути, Владимир Путин просто ждет, когда к нему в отчаянии из Киева приползут на коленях. А вот Штаты как единственная реальная сверхдержава беспечной бездеятельности на этот счет позволить себе не могут. И если Украина таки всецело сместится в российский сектор влияния, сделает она это с имиджем страны­-изгоя.

По материалам Комментарии

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter