Больных туберкулезом нужно лечить, а не бить

Разработанный народными депутатами законопроект о борьбе с эпидемией туберкулеза предусматривает не только принудительное лечение данного заболевания, но и возможное тюремное заключение лиц, уклоняющихся от лечения.

Об этом на пресс-конференции заявил главный врач противотуберкулезного диспансера Днепропетровска Константин Бордюг. Он отметил, что за год в Днепропетровске фиксируется 1 тысяча случаев заболевания туберкулезом – среди них 200-250 больных с активной фазой. «Поэтому таким гражданам нужно предоставлять неотложную помощь и проводить профилактику среди групп риска». Что касается условий в диспансере, Бордюг уверял, что они приемлимые. «На питание одного пациента выделяется около 30-ти гривен в день».

Нам удалось пообщаться с бывшими пациентами диспансера: их отзывы об условиях пребывания в стенах больницы преимущественно позитивные. «Кормят нормально, в рационе есть даже мясо», – вот лейтмотив их высказываний.

Кстати, не только в диспансере нормально кормят, но и в многих других больницах, в том числе и районных. Несколько месяцев назад я случайно попал в Солонянскую райбольницу. Удивил рацион: борщ с мясом, гречневая каша, салат, компот. «Также даем больным рыбу, они у нас не голодные», – уверяла меня медсестра данной больницы.

Другой вопрос – качество лечения, диагностики, и наличие медикаментов. «В больницу привезли больного, якобы с открытой формой туберкулеза, а в итоге он умер от рака. Другого больного удалось спасти в последний момент, третий, плюнув на нашу диагностику, уехал на лечение за границу, – рассказывает Иван Куцарев бывший врач 15-ой горбольницы, едва не единственный медик, согласившийся ответить на вопросы. «Врачи боятся говорить правду, они боятся расправы, – говорит Куцарев. – Мне тоже угрожали, говорили: «Будешь много патякать, ноги поламаем». Я обращался и в милицию и в прокуратуру — никто ничего не хочет делать, только взяток ждут».

Как пример коррупции в области здравоохранения Иван Куцарев приводит «известный ему факт разворовывания 2 миллионов гривен в 15 больнице», за который его якобы и уволили. «Я передавал в правоохранительные органы документы, подтверждающие мои слова, но, как говорят в народе: ни привета ни ответа», – говорит врач.

На этом фоне проблема лечения болезни отходит на задний план. И это в то время, когда, только по официальной статистике, один больной с активной фазой заболевания за год заражает больше 20-ти людей. «Вот поэтому по отношению к лицам, систематически уклоняющимся от лечения, должны применяться меры, вплоть до тюремного заключения», – считает Константин Бордюг.

Как позитивный пример принудительного лечения начальник больницы при Днепропетровской колонии №89 Александр Юрченко привел лечение больных туберкулезом в колонии. Оно проводится аналогично тому, которое получают больные на свободе, только процесс лечения более контролируемый. «Если болезнь выявлена, то хочет больной или не хочет, ему придется лечиться. В законодательстве предусмотрено наказание за отказ от лечения. Сначала мы проводим беседы, делаем выговоры, ну, а если все эти меры не помогают, то больной может быть отправлен в изолятор, где его лечение все равно продолжится. В целом, закон о принудительном лечении туберкулеза – это хорошая инициатива депутатов, только его необходимо доработать. К примеру, если больного помещают на долговременное лечение в клинику, ему необходимо компенсировать зарплату, гарантировать сохранение рабочего места и прочее», – считает главврач 89 колонии.

«Нужно бороться с первопричиной возникновения заболевания. Вследствие низкого соцобеспечения далеко не все люди могут позволить себе нормально питаться, вот и возникает заболевание», — считает правозащитник Игорь Гаркавенко. В свое время Игорь Гаркавенко находился в местах лишения свободы, и кстати, на собственном опыте убедился, что тюремный опыт лечения заболеваний не приемлемый.

А последний конфликт между администрацией и осужденными в той-таки 89-ке, говорит сам за себя. «Одной из главных причин кофликта стало то, что почти всю зиму людей просто морозили в спецкамерах ДПК (дільниця посиленого контролю). «Большую часть зимы в камере была минусовая температура, – говорит правозащитник. – Стекол на окнах нет – завешивают одеялами. Когда заключенные потребовали стекол – пришел сотрудник оперчасти Рязанов, прилепил какую-то клеенку, сказал: с вас хватит. И ушел»…

Ранее газета «Лица» сообщала, что тогда в одни камеры ДПК бросили и здоровых, и тех, у кого открытая форма туберкулеза. В колонии имеется 4 барака. 1-й и 4-й – «выздоравливающие», а во 2-м и 3-м находятся больные с тяжелой формой туберкулеза. «Людей, у которых залеченная форма туберкулеза, так называемый «минус» – посадили в камеру, где находились люди с «плюсом» – у которых уже имелись загноения, чуть ли не открытая форма», – и подобных фактов у правозащитников больше, чем достаточно.

Такая вот практика лечения и перевоспитания действует почти во всех исправительных учреждениях Украины. Поэтому, как бы не уверял нас врач Юрченко, а его тюремные примеры не вдохновляют.

ФАКТЫ

В 1992 в США насчитывалось не менее 10 млн инфицированных микобактериями туберкулеза и у 10% из них можно было ожидать развития активного туберкулезного процесса.

Заражение туберкулезом происходит преимущественно ингаляционным путем, поэтому первичное поражение наблюдается главным образом в легких. В США 95% туберкулезных больных страдают легочным процессом. Однако микобактерии туберкулеза могут проникать во все части тела – как правило, в результате вторичного распространения возбудителя из легких. Поэтому для общественного здравоохранения проблема борьбы с туберкулезом сводится в основном к борьбе с туберкулезом легких.

Туберкулез убивает более миллиона жителей Земли в год. Прогнозируется, что в ближайшие 20 лет этим «возродившимся» заболеванием заразятся 30 миллионов человек. И не только в Латинской Америке, а и в постсоветском мире, где в структуре смертности от инфекционных хворей доля умерших от туберкулеза составляет без малого 90%.

Хотя не станем отрицать: во многих случаях принудительное лечение болезни – единственный выход оградить здоровых людей от особ, злостно уклоняющихся от лечения. В Солонянском районе 30-летний (довольно обеспеченный) мужчина заболел туберкулезом. И спустя три года лечения собачим жиром – умер. Его брат, жена и маленький ребенок тоже заразились и лечатся аналогичным образом. Медики с райбольницы приезжали к молодой семье домой и пытались госпитализировать отца семейства, но их выгнали в шею…

… Абсолютно очевидно, что к решению проблемы туберкулеза нужно подходить комплексно. И для начала властям не мешало бы сообщить людям, находящимся на учете в тубдиспансере, что в том же Крыму есть около 10-ти спецсанаториев, занимающихся профилактикой данного заболевания.

По словам Константина Бордюга, в области через тубдиспансер прошло около 10-ти тысяч граждан, – и, думаю, многие из них не отказались бы от одной из 500 бесплатных путевок в санаторий.

Автор: Виктор Ярмолюк

www.litsa.com.ua

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter