Не доверяя милиции и Фемиде, украинцы устраивают самосуды

Украинцы уже давно берутся самостоятельно вершить правосудие, разуверившись в возможностях карательных органов. И в последнее время градус озлобленности общества повышается. Юристы считают, что если бы в Уголовном кодексе была статья “Самосуд”, то она стала бы одной из популярных. Уж больно скор наш народ на расправу. За примерами далеко ходить не надо. 

Держи вора! 

Несколько суток 17-летнего Пашку жестоко били, зажимали пальцы в столярных тисках, поджигали руки, заставляя сказать, кто угнал “Жигули” и где авто прячут. Самосуд над парнем устроили два брата с приятелями.

Пашка — сирота, рос у деда с тетей, которые не баловали пацана. Любая возможность раздобыть деньги была для мальчишки в радость. Вот и согласился на предложение дворового приятеля постоять на шухере, пока тот угонит машину. Первый раз все прошло как по маслу — возле одного из домов на Теремках “наставник” ловко взломал замки красных “Жигулей”, за несколько минут завел машину, Пашка запрыгнул в кабину. Авто спрятали в лесу за городом. Николай пообещал Пашке деньги, когда найдет покупателя на запчасти. А через пару дней предложил угнать другое авто.

— Поздно вечером на перекрестке двух улиц мы увидели белую “копейку”, — рассказывает Павел. — Я стоял на стреме. Вдруг вырулило такси и ослепило меня фарами. В этот же момент меня кто-то крепко схватил за руки и закричал: “Попался, ворюга!” Куда делся Колька, я не видел, а меня мужик поволок в один из гаражей, где за столиком сидели еще двое.

Били Пашку со вкусом — руками и ногами. А когда у него за пазухой нашли монтировку, он, испугавшись, признался, что с приятелем хотел покататься на чужой машине. Издевательства продолжились. Пока они длились, один из мужчин вышел из гаража на улицу и закричал: “Нашу “копейку” угнали!”

Пытали с огоньком

Оказалось, владельцы гаража — два брата, 24-летний Руслан и 27-летний Денис, — подрабатывали авторемонтом, за пропавший “Жигуль” отвечали перед хозяином головой. На подростка посыпалась новая порция жестоких ударов: требовали сказать, где пропавшая “копейка”, зажимали пальцы столярными тисками, тыкали в тело Пашки оголенный электрический провод. Под пытками он выдал то самое место в лесу, где оставили красные “Жигули”. Туда все вместе и поехали. Но “копейки” там не оказалось. Удивительно, но под утро Руслан нашел пропавшую машину в квартале от гаражей. На радостях парни дали Пашке еды и воды в знак примирения. К исходу суток в гараж приехали трое друзей хозяина “Жигулей” и тоже включились в процесс “перевоспитания”. Не только били, но и поджигали тело. На рассвете пацана выпустили, посоветовав не обращаться в милицию и привести к ним Кольку. Но пацан попал в больницу с ушибами почек, синяками и ожогами рук. Врачи вызвали милицию.

Уголовное дело возбудили за пытки и незаконное лишение свободы. На скамью подсудимых отправились зачинщики — авторемонтники Денис и Руслан.

— Братья в суде утверждали, что били не сильно, не пытали потерпевшего, — рассказывает зампрокурора Голосеевского района Ирина Сивакова. — Их приговорили каждого к трем годам лишения свободы, обязав выплатить подростку 30 тысяч гривен морального ущерба. Сам Пашка получил еще один урок — два года условного срока за помощь в угоне двух машин. В суде у присутствующих в зале мнения разделились: одни утверждали, что так ему и надо — ворюге. Другие же считали, что никто не имеет права чинить произвол.

Смерть за двух гусей 

В нашем обществе примеров, когда человек, считая, что не найдет справедливости, идет на крайние меры, более чем достаточно. Показательно дело отца и сына Павличенко. Их осудили за убийство судьи Шевченковского суда Зубкова, который вынес решение не в их пользу. Тысячи людей встали на защиту Павличенко, оправдывая их поступок. В Киеве прошли митинги в поддержку отца с сыном. Но никто не встал на сторону погибшего судьи.

— Иногда сограждане примеряют на себе мантию судьи и маску палача одновременно, считая, что таким образом они восстановят справедливость, — говорит психолог Сергей Игнатенко. — И не всегда продумывают свои действия от и до, а порой действуют спонтанно. Статистики, свидетельствующей о том, сколько сограждан самостоятельно расправлялись с обидчиками, милиция не ведет, но таких случаев немало. Борцов за “справедливость” не останавливает перспектива самим оказаться на нарах.

На бездыханное тело мужчины в лесу Широковского района Днепропетровщины наткнулись грибники. Тело покойного было покрыто синяками с головы до ног. 53-летний житель поселка Широкое при жизни имел за плечами судимости за кражи да и пил напропалую. Когда оперативники наведались к нему в дом, их встретила 37-летняя сожительница мужчины, тоже серьезно избитая. Она рассказала, что четыре дня назад к ним ворвался незнакомый мужчина, обвинил в краже двух гусей, вывел на улицу, затолкал в “Жигули” и вывез в лес. Там он около часа избивал обоих, приговаривая: “Это вам за гусей моих! Чтобы больше не воровали!” Когда “воспитатель” уехал, подруга поднялась, а вот ее приятель не смог пошевелиться, только стонал. Решив, что дружок оклемается и сам дорогу найдет, женщина поплелась домой залечивать синяки. Известие о смерти сожителя ей принесли милиционеры.

Когда 43-летнего “судью” задержали, он сказал просто: “Достали меня эти уроды, тянут со двора все, что под руку попадется”. Соседи подсказали, что кроме этой парочки больше некому на чужое добро зариться. Подумав, что участковый из-за двух гусей дело заводить не станет, решил сам их наказать да перестарался. За нанесение тяжких телесных повреждений ему теперь светит от 7 до 10 лет.

Бьют потому, что не верят 

49-летний житель Донецка избил до полусмерти 24-летнего парня, который выкопал на его огороде несколько кустов картошки.

— Я сильно разозлился, я в эту картошку столько сил и времени вложил, — оправдывался дачник, когда оказался под следствием. Теперь ему грозит до 8 лет лишения свободы.

— Вершители правосудия очень часто не вникают в суть, сразу ставят клеймо на человеке, к которому подсознательно испытывают антипатию, — подчеркивает психолог Сергей Игнатенко. — При этом большинство из них уверены в своей правоте и считают, что если они избили вора, то не сделали ничего противоправного. Кстати, к этому их подталкивают и наши правоохранительная и судебная системы — каждый из тех, кто решается отплатить обидчику, считает это самым простым способом решения проблемы. Так как уверен, что если пойдет в милицию, то там заниматься мелкими преступлениями не будут и никого не накажут, а если и будет наказание, то незначительное. Времени же на обивание порогов, средств и сил уйдет немало. Вот и разбираются сами как могут.

О настроении общества можно судить и по комментариям на сайте “Комсомольской правды в Украине”. Наши читатели часто пишут, что такого надо казнить, избить, порезать. А ведь от слов к делу — один маленький шаг. Самое страшное, что под горячую руку “мстителей” может попасть и невиновный.

Справка

Самосуд — это незаконная расправа с действительным или предполагаемым преступником без обращения к государственным органам. Самосуд отличается от обычной мести тем, что при мести расправу над обидчиком осуществляет сама жертва или близкие ей люди, самосуд же могут учинить и посторонние, стремясь таким образом обеспечить справедливость в их понимании и предотвратить потенциальную угрозу интересам общества.

Алла   ДУНИНА

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter