Рейдерство по-Новомосковски, или Как залезть в карман каждому новомосковцу

Началом этого материала стали совершенно невинные мелочи, вроде того, что квартальным не дают бумаги или канцтовары. Но каждый поставленный вопрос возможным виновникам беспеченной работы квартальных давало понять, что эта проблема даже не верхушка айсберга, а снежника на его кончике. Невинная и, на первый взгляд, простая проблема, которая могла решиться кратким пояснением, переросла в историю с незаконным отчуждением коммунального имущества, арестом счетов исполкома и причудливыми схемами, в которых, похоже, в течение нескольких лет получали свою пользу все, кроме территориальной общины города.

Арестованы счета исполкома Новомосковского городского совета

Ответом на вопрос, почему квартальные не получают канцтоваров, было — арестованы счета исполкома Новомосковского городского совета.
Как оказалось, счета арестованы Государственной исполнительной службой по иску частного лица Дмитрия Демченко о возврате ошибочно перечисленных средств банком «Кредит-Днепр».

Эти средства якобы были уплачены за аренду коммунального имущества на счета Новомосковского городского совета. Арест наложен на счета исполкома, потому что по решению сессии от 2007 года исполком является распорядителем коммунального имущества.

Но, как оказалось, три года назад, коммунальное имущество было продано без ведома городского совета другому владельцу — Дмитрию Демченко. Арендаторы этого имущества (банк «Кредит-Днепр») продолжали платить средства в городской совет, ибо новый владелец не дал о себе знать ни арендаторам, ни предыдущему собственнику — территориальной общине в лице городского совета. И вот сейчас, за три года, новый собственник требует средств за аренду этого имущества.

Возникает вопрос, почему новый владелец помещения требует средства не с банка-арендатора, а из городского совета-арендодателя? Почему новый владелец помещения три года не заявлял о своем праве на собственность и, соответственно, на поступления от аренды помещений? Есть предположение, что дело в том, что 3 года — это срок исковой давности. Именно в течение трех лет с даты проведения сомнительной сделки можно обратиться в суд и аннулировать незаконное соглашение.

Итак, мы решили выяснить, как произошло таким образом, что городской совет не знал, что недвижимость территориальной громады продана, и при этом община еще должна около полумиллиона гривен. Ретроспективное изучение привело нас в 2005 год.

 

Начало и создание схемы вывода коммунального имущества из собственности территориальной общины

В нашем распоряжении есть только определенное количество документов, которые могут помочь выяснить истинное положение дел. Поскольку в связи с уголовным делом против бывшего городского головы Новомосковска Виктора Литвищенко документы с 2006 по 2010 годы изъяты прокуратурой.
Напомним, Виктор Литвищенко обвинялся по двум статьям Уголовного Кодекса Украины: ч.1 ст. 364 — злоупотребление властью или служебным положением, то есть умышленное, из корыстных побуждений либо в иных личных интересах или в интересах третьих лиц, использование служебным лицом власти или служебного положения, и ч.3 ст.365 — превышение власти или служебных полномочий, то есть умышленное совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы предоставленных ему прав или полномочий, если они повлекли тяжкие последствия.

Но из открытых источников также можно определить много красноречивых фактов.

В 2005 году решением сессии Новомосковского городского совета (№ 502 от 12.01.2005) было создано Управление коммунальной собственности со статусом юридического лица. То есть это Управление имело самостоятельный баланс, счета и печать.

Этим же решением сессии на баланс Управления было передано имущество, которое находилось на балансе коммунального предприятия «Жилищно-эксплуатационное объединение» (КП ЖЭО) и СКУ «Трубник».

Тем не менее, в Едином государственном реестре есть сведения о том, что Управление коммунальной собственности было зарегистрировано 10 февраля 2005 года, а ликвидировано — 6 марта 2006 года.

То есть в течение года существовало Управление, на балансе которого находилось коммунальное имущество и которое должно заключить дополнительные договоры аренды с теми арендаторами, которые работали с предыдущими балансодержателями — КП ЖЭО и СКУ «Трубник».

Мы так подробно рассматриваем этот момент, поскольку именно в это время КП ЖЭО стало должником перед различными поставщиками коммунальных услуг — «Новомосковсктеплоенерго», «Укрлифт» и другими.

Поскольку КП ЖЭО не имело возможности уплатить долг, по иску «Новомосковсктеплоенерго» был наложен арест на имущество, которое находилось у предприятия на балансе. Государственная исполнительная служба (ГИС) провела опись имущества и наложила на него арест для принудительного отчуждения и покрытия долга.

Здесь мы имеем несколько вопросов, на которые не можем дать однозначного ответа в рамках журналистского расследования:

— Если имущество КП ЖЭО было передано на баланс Управления коммунальных предприятий, которое в это же время и выступало в роли арендодателя, то почему Государственная исполнительная служба признает это имущество, как такое, которое находится на балансе КП ЖЭО?

— Почему собственность территориальной общины признается собственностью КП ЖЭО, если оно только находится у него на праве оперативного управления?

— Почему Новомосковский городской совет не покрывает долг КП ЖЕО другим способом, например, за счет продажи одного из объектов коммунальной собственности по решению сессии?

— Почему Новомосковский городской совет не принимает решения, по которому запрещает банкротство для КП ЖЭО?

С таким же успехом мог быть арестован и жилой дом, который находится на балансе КП ЖЭО, но находящийся в частной совместной собственности жильцов дома. Даже не хочется предлагать новомосковцам представить ситуацию, когда оказывается, что собственником их квартиры оказывается совсем другое лицо, потому что их ЖЭО кому-то задолжал.

Тем не менее, в 2006 году Хозяйственный суд Днепропетровской области выносит решение о взыскании средств с КП ЖЭО в пользу юридических лиц-поставщиков коммунальных услуг в сумме почти 4 миллиона гривен (3905741, 73 грн). А Государственная исполнительная служба налагает арест на имущество должника, находящееся у него на балансе, чтобы выставить его на публичные торги и погасить долг (26 объектов коммунальной собственности).

 

Бездеятельность мэра Литвищенко?

Казалось бы, что тогда должен делать действующий на то время мэр Литвищенко?

Виктор Литвищенко подает ходатайство о запрете проведения публичных торгов. Депутат городского совета О. Пидодня также обращается с исковым заявлением в ДВС об освобождении имущества из-под ареста.

Но странным образом Литвищенко затем отзывает свое ходатайство, а иск Пидодни остается без рассмотрения.

Такой нелогичный с точки зрения защиты коммунального имущества шаг может выглядеть логичным с точки зрения собственной защиты. Если мэр пытался доказать неправомерность решения суда о признании коммунального имущества обеспечением по иску относительно долга, то ему уже вроде бы не могут инкриминировать служебную халатность.

Зачем потом он потом подает заявление о том, что необходимость в снятии ареста с имущества отпала и почему это не считается преступной бездеятельностью, тоже вопрос к правоохранительным органам.

В 2006 году Хозяйственный суд Днепропетровской области выносит два решения, согласно которым из перечня арестованного имущества освобождается два объекта коммунальной собственности.

Тогда решением суда было установлено, что арест может быть наложен на имущество, принадлежащее должнику на праве собственности, а не на праве оперативного управления, то есть просто находится на балансе, как это происходит с КП ЖЭО.

Кроме этого, указано, что участник (учредитель) юридического лица не отвечает по обязательствам юридического лица.

Для лучшего понимания ситуации приведем такой пример. Человек, который создал предприятие, не должен отвечать своей собственной квартирой за долги предприятия. В таком случае арест налагается на имущество, находящееся в собственности предприятия, а не в собственности физического лица.

Но в мае 2007 года Государственная исполнительная служба снова накладывает арест на коммунальное имущество по долгам КП ЖЭО, только уже не на 26 объектов, а на 121.

В апреле 2010 года с иском в Днепропетровский окружной административный суд обращается помощник депутата Новомосковского городского совета Сергея Мороза Иван Иванко. Суть иска — в признании действий ДВС об аресте коммунального имущества в 2006 и 2007 году неправомерными.

В обосновании иска сказано, что именно территориальная община Новомосковска в лице Новомосковского городского совета является владельцем арестованного имущества. Следовательно, это имущество не может быть арестовано и принудительно продано за долги КП ЖЭО.

Ответчиком в этом деле Отдел ГИС Новомосковского горрайонного управления юстиции, а третьей стороной выступает Новомосковска городской совет.

Суд начинает производство по делу, но не удовлетворяет иск, несмотря на объяснения Новомосковского городского совета и подтверждении его исковых требований, не принимая во внимание предыдущую судебную практику, по которой из-под ареста уже были освобождены 2 объекта собственности территориальной громады.

Истец И. Иванко подает иск во вторую инстанцию, то есть в Днепропетровский апелляционный административный суд.

 

Расчет с дальним прицелом

И тут появляется новый виток дела. В 2012 году выясняется, что три года назад, в 2009 году, были-таки проведены публичные торги арестованного имущества для покрытия долгов КП ЖЭО.

Согласно закону торги проводятся по оценочной стоимости имущества и с каждым следующим раундом торгов, при отсутствии покупателя, цена снижается, но не менее чем до 50% оценочной стоимости.

По нашей информации, когда цена была снижена до максимально возможной, появилась компания ООО «Алди Машгруп», которая выкупила эти помещения.

Затем «Алди Машгруп» продала эти помещения третьим лицам, а сама компания после продажи этих объектов стала банкротом (06.09.2010).

Интересно, что по КВЭД в «Алди машгруп» основным видом деятельности «Другая вспомогательная деятельность в сфере финансового посредничества». То есть можно предположить, что компания была создана именно для проведения финансовой сделки с коммунальным имуществом.

Компания была признана банкротом по иску в Хозяйственный суд Днепропетровской области от ООО «Адвокатское бюро РИТОР-ВТ». Основанием для начала процедуры банкротства была задолженность перед «Адвокатское бюро РИТОР-ВТ» в размере 25 тысяч гривен.

Обратите внимание, компания выкупает большое количество объектов коммунальной собственности в 2009 году, а уже в апреле 2010 года есть решение суда, по которому «Алди машгруп» признается банкротом за долг в 25 тысяч гривен перед адвокатами.

Схема выполнена на отлично: помещения куплены явно не рыночной цене за долги, которые не доказаны, перепроданы третьим лицам, а сама компания стала банкротом.

 

Коммунальное имущество в подарок

Напомним, что продажа помещений, принадлежащих территориальной общине состоялась в 2009 году для покрытия долгов КП ЖЭО из-за ареста исполнительной службы. В течение этих трех лет о продаже не знал ни владелец помещений (территориальная община в лице Новомосковского горсовета), ни, что важно, арендаторы помещений.

То есть арендаторы продолжали платить арендную плату, которая к тому же систематически возрастала. Но в 2012 году о себе дал знать новый владелец, который обратился в городской совет с требованием о возвращении ему средств.

Здесь стоит вернуться к началу статьи, в которой речь идет об аресте счетов исполнительного комитета Новомосковского городского совета.

Имущество территориальной общины было продано на публичных торгах за долги КП ЖЭО. А через 3 года новый владелец Демченко Дмитрий Александрович обратился с исковым заявлением о том, что арендную плату нужно заплатить ему как новому владельцу, а не в городской бюджет.

В случае с иском физического лица Демченко Дмитрия Александровича, который заявляет о праве собственности на помещение банка «Кредит-Днепр» появляется дополнительный нюанс в этом деле.

Помещение было выкуплено им на торгах за 400 тысяч гривен. При этом сумма ежемесячной аренды составляет 45 тысяч гривен. Возникает вопрос, почему, например, участие в публичных торгах не взял банк «Кредит-Днепр», ведь можно было в собственность получить помещение по цене менее года аренды?

Возможно, торги были не слишком публичные? Или банка «Кредит-Днепр» по какой-то причине было выгодно не участвовать в торгах?

Но если предположить, что владелец «Кредит-Днепр» связан с якобы новым собственником помещения, то все становится понятно.

К тому же повышение арендной платы могло быть выгодным и арендатору, если он заранее знал, что будет требовать возврат средств из бюджета.

Новый владелец не сообщает ни арендаторам, ни в городской совет о своем существовании в течение трех лет. Через три года обращается с иском о возврате тех средств, которые платил арендатор. Таким образом, если предположения о связи банка и нового владельца правильные, то они в результате этой схемы получили помещения по нерыночной цене: 400 тысяч гривен с публичных торгов против 3 миллионов рыночной стоимости. А потом, за три года, решили вернуть уплаченную аренду. Таким образом, помещения в собственность попадают бесплатно. Четыреста тысяч, уплаченные на торгах, легко перекрываются почти половиной миллиона гривен возвращенных за аренду средств.

Но это только наше предположение, ибо документально подтвердить прямые отношения собственников банка «Кредит-Днепр» и Дмитрия Александровича Демченко мы пока не смогли.

Точно известно, что Дмитрий Демченко по иску в Хозяйственный суд Днепропетровской области в исполнительный комитет Новомосковского городского совета требует взыскать 488 013 грн 92 коп. и получает решение об уплате всей суммы средств, в том числе 20 тысяч гривен услуг адвоката.

Параллельно, в 2011 году, Новомосковский городской совет в лице мэра Сергея Мороза обращается со встречным иском о признании публичных торгов недействительными и истребовании имущества из чужого незаконного владения, т.е. из собственности Демченко.

Городской совет отмечает, что коммунальное имущество принадлежит территориальной общине, а у коммунального предприятия (в нашем случае КП ЖЭО) находилось только на праве оперативного управления. Право собственности является приоритетным перед любыми другими правами, в том числе перед правом управления.

Исполнительная служба, наложив арест на имущество, на балансе, нарушила правило коммунальной собственности. Ведь ни территориальная община, ни городской совет своим решением сессии такого согласия не давали.

Кроме этого, судебная практика, согласно которой уже были вынесены решения суда о том, что имущество принадлежит общине и не может быть отчуждено за долги коммунального предприятия.

Интересно, что в ноябре 2011 года суд не принял заявление сразу из-за непредоставления доказательств того, что копия искового заявления направлена третьему лицу — Новомосковскому БТИ.

Буквально через неделю после того, как доказательства того, что материалы в БТИ направлены, в декабре 2011 года, суд вернул иск из-за неуплаты судебного сбора, хотя городской совет просил освободить от него, поскольку иск был подан из общественных потребностей.

Возвращение исков или их нерассмотрение через несущественные моменты показателен в этих делах.

И уже в мае 2012 ДВС накладывает арест на счета исполнительного комитета Новомосковского городского совета.

Городской совет подает жалобу на действия государственного исполнителя в Хозяйственный суд Днепропетровской области. Во-первых, арест счетов местных бюджетов может осуществлять только Государственная казначейская служба Украины, во-вторых, средства могут списываться только с тех счетов, на которые они поступали, а за аренду коммунального имущества средства идут в местный бюджет плюс НДС идет в государственный бюджет, а не на счета исполкома.

Итак, на данный момент ситуация складывается таким образом, что Новомосковский городской совет, если бы и хотел выплатить средства, то не смог бы. Хотя, в принципе, платить нет оснований.

 

Рейдерська схема в Новомосковську

 

Предварительным заключением этого материала может быть лишь фиксация того, что коммунальное имущество было выведено из собственности территориальной общины путем реализации рейдерских схем.

Под рейдерством, несмотря на то, что у этого понятия нет единого и тем более академического определения, мы понимаем реализацию схемы с незаконным отчуждением имущества, когда легализация неправомерных решений происходит через судебные решения.

Но, как любая схема, эта имеет свои недостатки и пустые звенья.

Кроме того, в этом материале мы не коснулись вопроса, кто все эти люди, которые реализовывали схемы? Ведь за каждой юридическим лицом стоит реальный человек. Вполне возможно, что мы продолжим исследовать эту тему и, безусловно, расскажем нашим читателям о тех, кто за этим стоит.

Итак, сейчас мы можем сказать наверняка лишь о том, что шанс вернуть имущество в собственность территориальной общины есть. Новомосковский городской совет в лице мэра Сергея Мороза оспаривает арест счетов и принимает меры по возврату имущества в собственность территориальной общины.

Надеемся, что жители города из нашего материала поймут, что в городе есть намного более серьезная проблема, чем отсутствие канцтоваров у квартальных. В карманы новомосковцев нагло залезли, продав их имущество незаконным способом, а теперь пытаются прикарманить еще полмиллиона гривен.

Источник : nmsk-segodnya.dp.ua

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter