Харьковская милиция устроила жестокое избиение + ФОТО, ВИДЕО

Как стало известно от участников вчерашней акции футбольных фанатов в защиту Дмитрия и Сергея Павличенко, харьковская милиция прямо возле здания областного управления МВД избивала несовершенолетних футбольных болельщиков и представителей харьковской прессы.
Напомним, 21 марта 2011 года был убит судья Шевченковского районного суда города Киева Сергей Зубков. По подозрению в совершении этого преступления был задержан Дмитрий Павличенко и его сын Сергей, однако они не признали своей вины.

2 октября 2012 года Голосеевский районный суд города Киева принял приговор, согласно которому Дмитрий Павличенко был осужден к пожизненному заключению, а его сын Сергей — к 13 годам лишения свободы.

25 ноября в Киеве несколько тысяч человек приняли участие в акции в поддержку семьи Павличенко, протестуя против неправомерного, по их мнению, решения суда. Футбольные фанаты украинских и европейских клубов единогласно выразили поддержку семье Павличенко.

В четверг акция в поддержку Павличенко прошла и в Харькове. Несколько сотен человек вечером прошли по Московскому проспекту в сторону центра. В колонне в основном молодежь, на лицах многих надеты маски. Участники акции выкрикивали «Свободу Павличенкам!» и «Смерть ментам!», в руках несли соответствующие плакаты.

Митингующих сопровождала милиция — десяток машин по проспекту, среди авто — и несколько автозаков, со всех сторон колонну окружили правоохранители. Финишировала акция под стенами областного управления милиции.

А дальше, фактически, началась «кровавая месть» милиции участникам акции.

Информацию о бесчинствах милиции «Главному» подтвердил Иван Невинный – адвокат задержанного вчера Дмитрия Бабича.

По словам адвоката, он около 40 минут пытался попасть к своему подзащитному в здание областного УВД. При этом, находящиеся на входе сотрудники милиции, вопреки действующему законодательству, отказывались представляться, показывать служебные удостоверения и, более того, откровенно посылали адвоката матом.

Как отмечает Невинный, милиция пыталась ввести адвоката в заблуждение, рассказывая о том, что в здании областного УВД нет задержанных – их якобы отвезли в Киевский РОВД Харькова. Однако, когда Иван Невинный после звонка в прокуратуру области смог прорваться в здание областного УВД, он увидел лежащими на полу лицом вниз и с руками за спиной примерно 25 молодых людей. «На полу лужи крови, разбросанная одежда, милиция обращалась с ребятами так, как будто бы они минимум уголовные преступники, — рассказал Главному адвокат.

При этом, он уточнил, что задержанным инкриминировалось всего лишь мелкое хулиганство по статье 173 Кодекса об админправонарушениях.

Информацию о том, что милиция любой ценой пыталась не допустить попадания в Интернет и СМИ видео и фото материалов того, как избивались футбольные фанаты, Главному подтвердил харьковский журналист Игорь Шараков, присутствовавший на месте событий: «Когда возле здания УВД закончилась официальная часть акции футбольных фанатов, и они начали мирно расходиться, я услышал, как милиционеры по рации передавали друг другу информацию о том, что им необходимо оформить 20 протоколов. Для этого они предлагали взять людей в плотное кольцо и оттеснить их во двор УВД. При этом, среди требований было и такое – задерживать тех, кто был с видео и фотокамерами. Очевидно, хотели отобрать отснятые кадры того, как избивали беззащитных ребят, среди которых было немало практически школьников».

Информацию о «зверствах» харьковской милиции подтверждают и другие журналисты, ставшие очевидцами событий. Как пишет журналист издания «Медиапорт» Григорий Пырлик , разойтись мирно не получилось. Милиционеры начали по одному затаскивать людей в отделение. Затаскивать в буквальном смысле — волоком и по земле. За что задерживали людей, я не видел. В этот момент я стоял возле входа в облуправление, а не в сквере напротив.

Когда милиционеры заволокли троих задержанных, воцарилось непродолжительное затишье. Фанаты и милиция стояли в сквере друг напротив друга. Участники продолжали бросать снежки и ругаться. Милиционеры несколько минут бездействовали.

Дальше события развивались хаотично. Произошла потасовка, а потом милиционеры погнались за протестующими. Кого догоняли — тех уводили в облуправление. В один момент я увидел, что трое милиционеров бьют ногами лежащего на земле человека.
Я попытался это снять. Кнопка фотоаппарата не сработала. Я достал телефон и включил видеозапись. В этот момент один из милиционеров выбил у меня из рук телефон. Я наклонился, поднял его, и сказал людям в форме, что я журналист — с тем, чтобы меня не трогали и не препятствовали журналистской деятельности. Редакционное удостоверение было прикреплено к моей куртке.

Работать дальше мне не дали. Сотрудники милиции схватили меня, закрутили руки за спину и повели в облуправление. По пути несколько раз ударили. Кто именно меня бил, я не видел: милиционеры вели меня лицом к земле. По дороге запомнил оказавшееся перед моей головой дерево. Сотрудники милиции вели меня прямо на него. Кое-как мне удалось увернуться. Один из «конвоиров» злобно хмыкнул: «Ой, о дерево ударился». Перед входом в здание милиции я успел крикнуть снимавшему меня очевидцу: «МедиаПорт. Позвоните туда».


Дальше — встреча с полом в фойе милицейского управления. Приказ милиционеров — лежать лицом вниз, сложив руки за спину. Вокруг — такие же задержанные люди. У одного из мужчин лицо было в крови.

Лежа на полу, я начал выкрикивать имена начальника милицейского отдела по связям с общественностью Натальи Захаровой и начальника облуправления Виктора Козицкого. Требовал, чтобы мне дали позвонить Захаровой. Всю техника — фотоаппарат, диктофон и телефон — милиционеры у меня отобрали.

Минут пять на мои крики никто не реагировал. Потом кто-то из старших милиционеров разрешил мне встать и подойти к стойке дежурного. Вся моя аппаратура была сложена возле него. На мои претензии сотрудник говорил одно: «Вы просто оказались не в то время не в том месте».

Я осмотрелся. На полу лежало не меньше 15 человек. Перед ступеньками была лужа крови. Когда я попытался взять фотоаппарат и всё это сфотографировать, милиционеры настоятельно попросили положить фотоаппарат на место. Объяснили это тем, что управление — режимный объект. Что режимного в фойе, куда открыт доступ любому посетителю, я так и не понял. К тому же здание обычно доступно для журналистов — здесь главный милиционер области периодически дает пресс-конференции.

Взять телефон и позвонить милиционеры также не позволяли. Просили подождать. Чего или кого, не уточнили. Спустя примерно 20 минут после того, как я попал в фойе, пришла наша съемочная группа: очевидцы, которых я просил о помощи, дозвонились в редакцию. Милиционерам пришлось отвечать на неудобные вопросы. Начальника отдела общественной безопасности облуправления МВД Сергея Бирбасова моя коллега спросила, почему задержали журналиста. Тот заговорил, как героиня фильма «Бриллиантовая рука».

Сергей Бирбасов, начальник отдела общественной безопасности: «Мы никого не задерживали. Он сам зашёл».
Корреспондент: Как это он сам зашёл?
Сергей Бирбасов: «Какого коллегу, не понимаю?».
Корреспондент: «Наш коллега, Григорий Пырлик. Нам позвонили очевидцы, сказали, что его затянули.
Сергей Бирбасов: «Его не затянули, он сам сюда зашёл».

Как я «сам сюда зашёл», запечатлели на видео очевидцы.

Про «режимный объект» милиционеры рассказывали и моим коллегам. Но закрывать видеокамеру никто не пытался. Мы смогли снять и лужу крови, и задержанных. На видео заметно, что один молодой человек сильно хромает.

Примерно в 21.40 в облуправление приехала начальник отдела УМВД по связям с общественностью Наталья Захарова. Выслушав меня, она предложила написать заявление и пройти освидетельствование. Я отказался. Во-первых, моя публикация в СМИ и будет по сути этим заявлением. Во-вторых, освидетельствование, на мой взгляд, мало бы что показало. Синяков на теле у меня нет, только ребра побаливают. И, в-третьих, свои дальнейшие действия я решил сначала обсудить с редакцией.

У Натальи Захаровой мы попросили видео с камер наблюдения: съемка ведется в фойе, и на входе в здание. Начальник отдела по связям с общественностью ответила: их предоставят, только если редакция пришлет официальный запрос.

«Били во дворе, а потом внутри. Наручников не хватало, поэтому из наших брюк вытаскивали ремни и связывали руки. Били до крови, до потери сознания. Если кто-то голову поднял — били еще. Даже если не смотреть никуда, просто немного повернуть голову, потому что долго лежать в одном положении — очень трудно, — тогда били еще. Я изо всех сил терпел, чтобы не поднимать голову », — рассказал «Спільной варте» харьковский общественный деятель Станислав Тимошенко.

Очевидцем событий стала и харьковская правозащитница Юлия Сафарова. Ее рассказ приводит «Спільна варта»: «Под ночь, меня наконец пустили в участок. Там были лужи крови. Я с ужасом смотрела на все, но фотографировать было нечем. Ребят били, а потом еще больше часа в автозаках держали на холоде. Два автозака были забиты людьми».

Источник : glavnoe.ua

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter