Василь Хара: Люди не зрадять нас, просто плюнуть нам в морду і скажуть: ви козли

Когда-то депутат от Партии регионов Василий Хара был близок лично президенту Виктору Януковичу.

Говорили, что они даже были на «ты» еще со времен, когда Янукович работал донецким губернатором, а Хара возглавлял областной совет профсоюзов.

В 2004 году он даже успел побывать главой избирательного штаба Януковича в самый трудный период — после ухода Сергея Тигипко перед третьим туром выборов.

Хара возглавил Федерацию профсоюзов во многом случайно. Профсоюзные боссы хотели снять прежнее руководство, но никак не могли найти равновесную фигуру. В октябре 2008 года Андрей Клюев предложил эту должность Харе, и тот согласился.

Значение этой должности трудно переоценить.

Хара стабильно входил в первую десятку списка Партии регионов. Несмотря на вроде бы резкие заявления в адрес правительства, руководитель профсоюзов реально поддерживал все так называемые социальные инициативы новой власти. Взамен он мог решать на свое усмотрение многие вопросы внутри федерации.

Традиционно, эти вопросы касались больших денег. Прежде всего, эти деньги давали профсоюзные взносы, несколько фондов социального страхования, а также множество санаториев и пансионатов, которые после развала СССР достались федерации.

По последним данным, за 20 лет независимости, так или иначе, профсоюзы продали более 200 оздоровительных учреждений. Если учесть, что это гектары земель в рекреационных зонах, в том числе в Крыму и Карпатах, такая продажа наверняка предполагала оборот в сотни миллионов долларов.

Нужно признать, что Хара возглавил федерацию уже тогда, когда основная часть санаториев была продана. Тем не менее, и про него говорили, что он активно занимался распродажей. Впрочем, сам Хара это отрицает, и в этом интервью тоже.

Как бы то ни было, но в прошлом году Генпрокуратура плотно занялась, казалось бы, незыблемым Харой. Началось все еще в мае 2011 года, когда Генпрокуратура потребовала от Хары не допустить незаконного отчуждения имущества профсоюзов в Крыму. А в августе в офис федерации пришли маски-шоу.

Позднее генеральный прокурор Виктор Пшонка заявил о фактах незаконной передачи имущества профсоюзов дочери Хары Эллине Калюк.

К августу речь шла о 172-х исках, которые были выдвинуты только по факту отчуждения санаториев. Эти действия сопровождались активным выбросом компромата через СМИ.

Федерация составляла гневные отповеди генеральному прокурору, а Хара добивался встречи с президентом. Однако старого «регионала» даже не пустили на порог. Давление было настолько сильным, что в ноябре 2011 года Хара предпочел добровольно написать заявление об отставке.

«Я как никто понимаю, в каком плачевном положении находится ФПУ, и никогда бы не покинул свой пост, если бы не очередное предательство подавляющего большинства глав профсоюзов, выполняющих волю нынешних министров и администрации президента, которые поставили задачу отстранить меня от должности», — заявил тогда он.

Более того, в одном из интервью Хара заявил о фактах «отъема» бизнеса у двух десятков регионалов и о том, что события в Украине напоминают 1937-й год.

Сейчас, оставаясь членом Партии регионов, и часто употребляя местоимение «мы», Хара, не стесняясь в выражениях, критикует правительство и АП.

 «Экономическая правда» решила более подробно расспросить Хару о ситуации во власти, учитывая его многолетнее знакомство с многими влиятельнейшими людьми.

По словам «регионала», сегодня Виктора Януковича «подставляют», и не последнюю роль в этом играет глава администрации Сергей Левочкин.

В интервью Хара рассказал и о президентских сыновьях, и об одиозном регионале Юрии Иванющенко, и о перспективах Партии регионов. Она, по словам «регионала», ничем не отличается от партии Юлии Тимошенко.

«Если бы против меня что-то нашли, то разорвали бы»

— Начать хотелось бы с вашей отставки с поста главы Федерации профсоюзов. Вы неоднократно заявляли, что вас «заказали», но так и не сказали, кто именно. Так кто же заказчик?

— Ну, вряд ли это «заказ» в том смысле, в котором мы обычно употребляем данное слово. Я и сейчас не могу назвать на 100% фамилии, так как у меня не было контакта с президентом, я не мог выяснить.

Я могу только назвать людей, которых я могу подозревать. Но они могут не оказаться участниками этого процесса, и с моей стороны это будет непорядочно.

Была бы встреча с президентом — я бы услышал, кто это был, потребовал бы даже встречи с ним и выяснения тремя сторонами.

Одно могу сказать: это люди достаточно высокие, если они вхожи к президенту.

— К кому из влиятельных людей близок нынешний руководитель федерации Юрий Кулик?

— Можно предположить, что он достаточно близок к Николаю Яновичу Азарову. Поскольку, когда Николай Янович был руководителем Налоговой администрации, он уже руководил там журналом.

Я себе не присвоил ни одного квадратного метра, мы не продали ни санаториев, ни гостиниц, ничего.

Политическое решение о реализации части собственности действительно было. Но я и сегодня считаю, что собственник вправе делать все, что захочет, со своей собственностью. И никто не вправе в это вмешиваться.

Собственность защищается Конституцией, а профсоюзная собственность приравнена к частной. А частная собственность неприкосновенна.

У нас на тот момент было 86 санаториев. Многие из них годами не работают. Скажите, нормальный собственник держал бы это? У нас держали десятилетиями. Но если я считаю себя нормальным хозяином, я же должен навести порядок.

Первый шаг мы сделали, после чего и начался скандал. Было принято решение о нецелесообразности использования тех объектов, которые уже в течение минимум пяти лет работали с рентабельностью «минус».

Председатели региональных объединений тоже есть разные. Есть лодыри, есть приспособленцы, есть очень толковые и умные люди. Но председатели центральных комитетов — консерваторы в самом плохом смысле этого слова.

— После вашего ухода произошла какая-то кадровая ротация в федерации?

— Нет. Прошла ротация, к сожалению, тех людей, которые пришли при мне.

— А уголовные дела против них заводили?

— Нет. Просто говорили: не уйдешь — мы найдем повод, чтобы открыть уголовное дело. Они советовались, я им говорил: «Ребята, у меня нет механизмов помощи». Когда ты без удовольствия и с опаской приходишь на работу — кому это нужно?

Я вообще-то не хотел подавать заявление на участие в выборах главы ФПУ. Но Виктор Федорович Янукович сказал, что надо. И Левочкин мне дважды или трижды повторил, что президент видит меня главой федерации. Я и пошел, мне никто не помогал, честно.

Я глубоко убежден, что в Украине надо строить гражданское общество. Его нет, и движения в его сторону нет. Но я знаю, что гражданское общество не выстраивается сверху. Мы готовили создание организации для формирования гражданского общества.

И я думаю, что мы были бы колоссальным подспорьем Януковичу в его реализации президентских обещаний.

Вы можете задать вопрос по дочери — это не связано с Федерацией профсоюзов и не связано с собственностью федерации. И то, что там было, — это было еще до того, как я стал председателем федерации.

Если бы я был председателем федерации, она бы мне никогда не говорила: «Папа, что мы как бы проклятые, что ли? Что — я не могу там что-то попытаться сделать со своей семьей?». Я бы этого не разрешил.

— Генпрокуратура говорила о случае в Крыму, когда депутат Игорь Шкиря сначала арендовал у «Укрпрофздравницы» здания санатория «Лесная поляна», а потом через суды стал претендовать на них как на собственность.

— Это неправда. Этого не было и даже такой попытки не было.

Из-за чего, собственно, со мной война шла? Выиграл тот, кто сегодня через суды втихаря забирает санаторно-курортную систему профсоюзов.

— По какой схеме это происходит?

— Суды принимают решения, что санатории государственные, а не профсоюзные. Одно я знаю: никто не сопротивляется.

— А какова глобальная цель?

— Приватизация.

Кстати говоря, все предложения, с которыми я приходил к президенту, в том числе и по воссозданию государственной санаторно-курортной системы, он одобрял. Они все были перечеркнуты, выброшены. Это тоже по вине Администрации президента.

Смотрите: у нас эпидемия туберкулеза. Сейчас закрываются туберкулезные диспансеры, и туберкулезники свободно гуляют по всей стране.

У нас также эпидемия СПИДа. Давайте сделаем что-то государственное на базе наших санаториев. Давайте какой-то санаторий выделим для реабилитации спортсменов. Это целая программа.

Янукович дал поручение составить предложения по реализации этого проекта. В итоге я получаю ответ, что сначала нужно разобраться, чья это собственность, а потом все остальное.

— А после вашего ухода Генпрокуратура прекратила свою активность по поводу Федерации профсоюзов?

— Стопроцентная тишина. Ну, против меня ничего нет. Нашли — они бы меня разорвали. Полгода искали. Есть дела против моей дочери, в том числе уголовные.

— Назовите людей, которые выиграли от вашего ухода из федерации.

— Очень многие. Это и Администрация президента. Хотя я нахожусь в этой команде, я позволял себе достаточно жесткие критические замечания относительно действий власти, прежде всего — Кабмина. Я такой человек, и меня уже не переделаешь.

Мне и сегодня не нравится работа Кабмина, потому что я представлял, что мы — вся президентская команда — будем работать над совершенно другими задачами, совершенно другим способом и за короткий промежуток времени.

Я убежден, что этот шанс у нас был, но, к сожалению, мы его не использовали. Или не использовали в полной мере.

Есть достаточно хорошие, позитивные изменения в экономике, социальной сфере, финансовой сфере, но это в сравнении с украинскими реалиями. Но я не доволен, и мы могли бы и обязаны были работать значительно лучше.

— А кто, по вашему мнению, недорабатывает?

— Недорабатывают все. Сразу скажу: Министерство социальной политики. Оно в полном развале, там нет профессионалов. Я не беру Сергея Тигипко. Тигипко — политический руководитель.

Сегодня мы не имеем дело с Министерством социальной политики. Мы имеем министерство, которое защищает позицию Министерства финансов и других, у которых «нет средств» и «нет возможностей».

Минсоцполитики должно быть оппонентом Кабмина. А кто изначально виноват? Изначально виноваты те, которые должны были заработать деньги. Это Министерство экономики, Министерство финансов.

Их задача — не делить скудные деньги, полученные внутри государства, а зарабатывать эти деньги.

Я вам честно скажу: Тигипко не навел порядок в Минсоцполитики. Хотя мне сказали, что он несколько раз ставил вопрос об увольнении своего первого заместителя Василия Надраги. Спикер Литвин там за него заступился.

По сути, министерством управляет Надрага. Тигипко — политическая фигура, он больше спикер, он не управляет процессом непосредственно.

— Может тогда надо начинать не с социальных инициатив президента?

— Нет, очень правильно сделали, что начали с социальных инициатив. Потому что мы упали в очень глубокую яму в 2008 году. И до этого мы не очень шиковали.

«Януковича подставляют»

— Какую роль в истории вашей отставки сыграл глава Администрации президента Сергей Левочкин?

— Я думаю, самую непосредственную, потому что именно он стал препятствием моих встреч с президентом.

— То есть, Левочкин закрыл президента от вас?

— Не только от меня. Это проблема не моя личная, что я не попал в свое время на прием, даже когда президент говорил назначить время для встречи.

Я думаю, что президенту заносили очень извращенную информацию о моих действиях. Ведь у некоторых людей создалось впечатление, что я действительно что-то продал, что-то себе присвоил, подарил дочери санаторий «Святые горы». Хотя «Святые горы» сейчас принадлежат Донецкому облсовету профсоюзов.

— У вас нет человеческой обиды на Виктора Януковича за то, что он вас не принял?

— Обиды нет, но есть что-то такое… Может быть, горечь. Я его не оправдываю, но могу и понять.

— А Андрей Клюев вас не защищал?

— Я не знаю, публично этого никто не делал.

— Насколько оправдано утверждение, что вы с Клюевым прочно связаны?

— Нас связывали только добрые отношения, и не более.

— У Клюева были какие-то виды на санатории?

— Нет. Никаких просьб, никаких требований, никаких проектов.

— Скажите как человек, который лично знаком с Януковичем и знает о многих процессах. Отставка Клюева из правительства, перевод в СНБО, а теперь назначение руководителем штаба — что происходило, по вашему мнению?

— Сам факт по Андрею Петровичу я оцениваю негативно. Это чьи-то происки, потому что он мешает кому-то реализовать нечто другое.

Андрей Петрович не мог работать в нулевом СНБО, и это понимал президент, и, наверное, доводы, которые высказал Клюев, позволили в самое короткое время восстановить статус Совета, дать туда деньги и дать туда штат.

Мне кажется, у Клюева также попытались забрать эту функцию главы штаба Партии регионов. И, наверное, даже кому-то дали ее как игрушку-погремушку.

Дали эту погремушку и поняли, что гремим не в том месте, и не с такой силой, и совершенно не в ту сторону. Они вынуждены были вернуть штаб в руки Андрея Петровича, потому что кроме него сегодня никто не справится с такой задачей.

— Как вы считаете, насколько сейчас Администрация президента адекватна? Имеет ли президент объективную картину происходящего в государстве?

— Это самый больной, самый болезненный вопрос. Я думаю, что президент не имеет стопроцентной картины, хотя у него не один источник. Он не тот человек, который будет пользоваться одним источником информации.

Но у него все равно искусственно ограничены эти источники, и я хочу сказать, что действия эти не направлены на то, чтобы президент реализовал всю свою программу в полном цвете.

Вот у меня такое впечатление, что все это делается преднамеренно.

— То есть это саботаж?

— Я думаю, что его подставляют. У кого-то есть совершенно другие намерения. Его подставляют, и подставляют очень тонко, очень умно и преднамеренно.

— То есть кто-то метит в президентское кресло из «своих»?

— Совершенно правильно. Януковича подставили и с Юлей. Его подставляют постоянно, и, на мой взгляд, преднамеренно это делают.

— Относительно Юлии Тимошенко. Как вы думаете, это личная месть Януковича, или его кто-то направил?

— Я думаю, что это предложение достаточно высоких людей, которые могут к нему часто заходить и советовать. Но, опять же, не хочется фамилии называть, я ж не докажу.

Тимошенко виновата, я ее никак не оправдываю. Я ее тем более не оправдываю, когда она унижала президента и как человека, и как мужчину. Есть вещи просто недопустимые.

Конечно, у Януковича было желание, законное желание отомстить, и так далее. Но я думаю, что он все равно бы не додумался до этого. Это ему рекомендовали, механизм этой мести ему рекомендовали со стороны.

На мой взгляд, он не мстительный, и он отходчивый. Он может вплоть до того, что двинуть. Но он очень изменился, я его таким не знаю. Он стал совершенно другим.

Источник: epravda.com.ua

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter