Представители национальных общин обвинили Партию регионов в подрывной работе

Днепропетровцы, представители 6  разных народов, считают, что с принятием закона, вследствие которого русский язык получил статус регионального, подрываются основы украинской государственности, а также провоцируются межнациональные конфликты.

Участники пресс-конференции также сошлись во мнении, что президент Янукович, подписавший антинародный закон, утратил остатки легитимности.

Об этом корреспонденту интернет-газеты «Лица» стало известно на пресс-конференции в одном из днепропетровских информагентств.

 

Геннадий Сахаров, русский:

«Прежде всего, я считаю, что в условиях современной Украины мой родной русский язык в особой защите не нуждается. Во-вторых, Хартия о миноритарных языках защищает языки, которым грозит исчезновение. Принятие данного Закона – это унижение русского языка, языка  международного общения, и самих русских, которые живут в Украине. Я не знаю русских, которые бы чувствовали какое-либо ущемление своих языковых прав. В Конституции Украины закреплен статус русского языка, как языка международного общения. И это очень высокий статус. Я не вижу социальной целесообразности в принятии этого Закона.

Язык объединяет нацию, как на официальном, так и на бытовом уровне. Государственный язык – одна из основ государства. Подрывать эти основы – это ставить государство под угрозу.

Я родился в Нижнем Новгороде на Волге. Наша семья приехала в Украину, когда я уже ходил в школу. Живя здесь, я просто не мог не выучить украинский язык. Я 17 лет работал журналистом в украиноязычных средствах массовой информации. Работа журналиста требует профессионального отношения к языку. Чем больше я узнавал украинский язык, тем больше мне хотелось на нем писать. Украинский язык имеет выразительные семантические качества. Те, кто заявляет, что украинский язык в чем-то неполноценен, они просто не знают этого языка.

Я хочу обратиться к некоторым из своим «соотечественников»: изучайте разные языки. Также отмечу, президент, подписавший такой законопроект – уже не президент».

 

Эльдар Тамиев, азербайджанец:

«Опасность в принятии этого Закона лежит в том, что любой параллельный язык раскалывает не только общество, но и его интеллектуальную часть. Я считаю, что та часть интеллигенции, которая говорит на русском, ничего не приобретет от принятия Закона. Она как говорила на русском, так и будет говорить, понимая при этом украинский язык. Но принятие этого Закона создает проблемы украиноязычной части элиты общества. И это крайне опасно».

 

Зураб Толорая, грузин:

«Я родился в Пицунде. Когда начались военные действия в Грузии, вынужден был приехать в Украину, я здесь служил, учился, и таким было мое сознательное решение. В Абхазии, где я жил, также происходили ущемления грузинского языка, которые в результате ни к чему хорошему не привели. Начиналось все с закрашивания на указателях грузинских слов. Теперь 95 процентов абхазов являются гражданами России, а сама Абхазия де-факто перестала быть грузинской территорией. И у той же России всегда есть возможность, якобы защищая граждан России, прийти в любую страну со своей «военной помощью». Это может произойти где угодно, в Крыму, на востоке Украины… Принятие Закона, на первый взгляд безобидного, может привести к большой беде в будущем. Кому-то очень нужно расколоть Украину».

 

Эдуард Рилинг, немец:

«Я в школе украинский язык не изучал. Потом за три месяца выучил.

Дело не в украинском языке, этот язык не мешает русским. Украинский язык обязателен только для госслужащих. А межнациональное общение может происходить на любом языке. Знаешь армянский язык – общайся на нем.

Откуда ноги растут? Дело в том, что сейчас Россия требует от бывших советских республик принятия русского языка вторым государственным языком. Они хотят возродить империю, но это уже будет не СССР, а Россия. Недавно в газетах было написано, что Путин заявил, что каждый человек, разговаривающий на русском языке — русский. Это делается для того, чтобы во всех бывших республиках СССР подставлять русских под неприятности. Ведется целенаправленная работа по уничтожению Украины как государства. Язык – одно из направлений российской, нацисткой идеологии, принятой не простыми россиянами, а российской верхушкой. Российские цари утверждали, что украинского языка не существует. Геббельс говорил: «Хочешь уничтожить народ – уничтожь его язык!» Напоследок отмечу, что согласен с предыдущими ораторами: Янукович больше не является легитимным президентом Украины».

 

Константин Когтянц, армянин:

«Этот языковой закон является классическим, испытанным еще в Древнем Риме, отвлекающим маневром. В день принятия этого закона был принят закон о лишении льгот детей войны, чернобыльцев и афганцев.

Единственный язык, с дискриминацией которого я сталкивался за 56 лет своей жизни в Днепропетровске, – это украинский. Несколько лет назад в одном из районных судов Днепропетровска судья запретила моему адвокату разговаривать на украинском языке. Подобных примеров много.

К сожалению, в каждом народе есть очень горячие группировки. В самой России есть «проффеСиональные русские» и им этот закон развязывает руки.

Некоторой защиты русский язык требует. Я убедился в этом, когда сегодня читал комментарии к своей статье в защиту украинского языка. Один пишет слово «откуда» двумя словами «от куда». Другой пишет: «Когтянц ты, нЕчтожен». Грамматических ошибок полно». Интересно, что согласно статье 6 данного закона,  «правильное» украинское правописание теперь будет назначать не Академия наук, а правительство. В данный момент — во главе с главным «знатоком» украинского – Азаровым. Данный закон, принятый регионалами, не только попытка вбить клин между разными народами, проживающими на Украине, но и может быть использован для полного уничтожения украинского языка».

 

Сергей Довгаль, украинец:

«Это – крупномасштабная провокация. А языковой вопрос – деликатный. И цель этой провокации – столкнуть лбами людей. Мы можем вспомнить примеры прибалтийских республик, Азербайджана с бывшими там кровавыми событиями.

Языковой вопрос не требует дискуссий. Есть принципы международного права. И если мы говорим о Хартии региональных языков, то эта Хартия защищает только вымирающие языки. То есть те языки, представители которых не имеют своих государств. У нас определили, что под действие Хартии попадают языки, которых не существует. Это – еврейский язык, которого не существует, есть иврит и идиш. И греческий, а должен быть – древнегреческий.

Те, кто отстаивает этот закон, боятся прямых дискуссий, они прячутся от общественности: тайно проводят свои пресс-конференции на защиту закона Колесниченко-Кивалова, не приглашая ни независимых журналистов, ни общественников, тем  самым, пытаясь продемонстрировать всеобщий одобрямс.

У украинцев отобрали землю и имущество, осталось отобрать язык. Те, кто так делает, ошибаются, поскольку украинский язык, как и в конце восьмидесятых годов, консолидирует всю украинскую нацию и представителей других национальностей, которые, живя в Украине, любят и уважают нашу Родину».

(Фото — «Днепр Пост»)

Источник: litsa.com.ua

 

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter