Революция каштанов: что общего у Партии регионов и «Хeзболлы»

За «революцией кедров» 2005 года в Ливане в нашей стране следили с особым интересом – еще и потому, что воспринимали ее в качестве продолжения «оранжевой революции» в Украине – да и сами ливанцы, как сторонники, так и противники восставшей оппозиции, постоянно обращались к украинскому или грузинскому примерам.

Но на самом деле «революция кедров» оказалась не повторением украинского прошлого, а преддверием украинского будущего. Не тем, что было, а тем, что будет – ну не случайно же ее участники повязывали на шеи шарфы с национальной, а не партийной символикой. Так же, как и украинцы в уходящем году.

Формальным поводом для начала протестов стало убийство бывшего премьера Рафика Харири, но на самом деле в ливанском обществе давно зрело недовольство диктатом соседней Сирии, чьи войска не просто находились на территории страны, но и влияли на принятие государственных решений. Именно поэтому протесты охватили широкие слои общества – от радикалов до либералов. Эти протесты можно было бы назвать по-настоящему общенародными, если бы им не противостояло не менее мощное просирийское движение – военизированная группировка «Хeзболла», выражающая интересы большей части ливанских шиитов.

«Хeзболла» – с поправкой на ближневосточный акцент – ливанская Партия Регионов. Она примерно также связана с внешними силами. Она примерно также территориально сконцентрирована – в годы французского правления территория Ливана была расширена за счет бывших сирийских районов, населенных мусульманами-шиитами, благодаря чему ливанские христиане оказались в меньшинстве в собственной стране. Она примерно также эксплуатирует социальные инстинкты беднейшей части шиитской общины. Особой альтернативы ей тоже нет – потому что среднестатистический шиит никогда не проголосует за партии христиан, суннитов или друзов. Они для него чужие. При этом среднестатистический шиит уверен, что поддержка Сирии и Ирана – это и есть защита национальных интересов Ливана. Потому что там – «свои», своя цивилизация, своя вера, свое представление о том, что такое хорошо, а что такое плохо. А вот если к власти в Ливане придут ливанские националисты, они быстро договорятся с Западом или – что самое страшное – с Израилем, главным врагом «Хeзболлы» и ее спонсоров. А это – конец Ливана. Поэтому пусть уж лучше Ливан станет частью Сирии, чем будет независимой процветающей мирной страной в союзе с прогнившим безбожным Западом и в мире с сионистским чудищем.

Если вы чуть-чуть подумаете, то увидите, что среднестатистический избиратель Партии Регионов мыслит в схожих категориях – в особенности избиратель, связанный с этой структурой общим территориальным происхождением. Мы имеем дело с огромным количеством людей, никогда не бывавших даже за границами собственной области, не ездивших в Европу, верящих официальному телевидению, настроенных глубоко патерналистски. И от политического поражения Партии Регионов эти люди никуда не денутся.

Что произошло в Ливане после «революции кедров»? Сирийские войска ушли из страны, просирийское правительство рухнуло, оппозиция пришла к власти. А кто правит Ливаном сегодня? Правильно, «Хeзболла». И это несмотря на то, что ответственность группировки за пресловутое убийство Рафика Харири практически очевидна каждому, кроме ее сторонников – да и сторонники, думаю, внутри себя понимают, что это так – но только не усматривают в этом акте расправы над предателем ничего постыдного.

Поэтому-то «революция кедров» не была революцией на самом деле – а была лишь качелями, которые позволили оппозиции с помощью миллиона (!) – для маленького Ливана это безумная цифра – своих сторонников на улицах прийти к власти. Но прийти к власти – это не означает нейтрализовать электорат «Хeзболлы».

Я вполне допускаю, что массовые демонстрации сторонников оппозиции в Киеве рано или поздно заставят власть потесниться и ослабят влияние нашей собственной Сирии – Российской Федерации. Но восток и юг в массе своей все равно не будут голосовать за партии оппозиции. Партия Регионов для этой части страны своя именно потому, что Украине она – чужая. И не стоит самих себя обманывать. Влияние Партии Регионов не подрывается массовыми выступлениями ее противников – потому что этим выступлениям всегда можно противопоставить даже не Антимайдан, а верность сторонников, не представляющих себе никакой реальной альтернативы.

Еще одна очень серьезная проблема нашего будущего – это реакция юго-востока на практически неизбежную дестабилизацию «нашей Сирии». Понятно, что столкнувшись с массовым неприятием своей политики, российские власти будут эксплуатировать неосоветские, антизападные, ксенофобские лозунги – и это может найти горячий отклик у советской части населения Украины и стать дополнительным стимулом для мобилизации «регионального» электората.

Что же делать? А делать все, чтобы избежать раскола страны – но учитывая ливанский опыт. Нам просто необходима конституционная модель, которая позволит избежать регионального дисбаланса. Пусть центр и запад не смогут диктовать будущее востоку, но главное – чтобы восток и юго-восток не могли диктовать будущее центру и западу, проще говоря – не пытались уничтожить украинский суверенитет в угоду пророссийской ориентации части элиты и электората. Эти попытки всегда будут встречать сопротивление, и дестабилизация неизбежна. Но и попытки центра и запада Украины повлиять на пророссийскую цивилизационную ориентацию Востока также будут встречаться с непониманием – по крайней мере, до завершения процесса дестабилизации в самой России.

Поэтому – парламентская республика, баланс сил в правительстве, усиление местного самоуправления, передача полномочий местному самоуправлению, достойное представительство регионов во власти. И четкое осознание разновекторности украинских представлений о будущем.

Или – вечные Майданы с последующей победой «Хeзболлы», пардон, Партии Регионов на президентских или парламентских выборах. И – новый Майдан…

Источник : kontrakty.ua

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter