Cветлана Кульбашна: «Я никогда не поступала по чьему-то указанию!»

В современных реалиях, когда многие происходящие события в обществе неоднозначны, и их последствия не всегда очевидны, когда сложно дать ответ на простой вопрос: что такое хорошо и что такое плохо, в обществе возникает острая потребность в людях, которых принято считать моральными авторитетами. Они, как камертоны нашей коллективной совести, чутко реагируют на фальшь, помогают нам отделять зерна истинных и плевела ложных человеческих ценностей. Без них, и это доказано социологами статистически, в обществе начитают происходить разрушительные процессы самоуничтожения. Без них народ был бы обречен на вырождение, а страна — на гибель.

Про таких людей очень точно сказал поет Андрей Вознесенский: «Есть соль земли. Есть сор земли», продолжив эту мысль в другом стихотворении, «…не масса индифферентная, а совесть страны и честь».

В Новомосковске, где, как в капле воды, отражаются все происходящие в стране процессы, преломляясь через местную специфику, очень редко можно услышать взвешенное и справедливое суждение. К таким людям, которые создавали добрую славу городу, и к мнению которых внимательно прислушиваются, относится Светлана Григорьевна Кульбашна.

Она – Почетный гражданин города, директор школы с многолетним стажем, Отличник образования СССР и Украины, депутат городского совета 7 созывов. Ее имя занесено в книгу «Видатні жінки України», 35 лет она возглавляла женский совет Новомосковска. Перечень наград и званий Кульбашной можно было продолжать еще долго.

Но есть еще другое измерение ее несомненных заслуг. Оно измеряется не только числом почетных грамот и наград, а, например, количеством телефонных звонков в день рождения или ко Дню учителя, которые переваливают иногда за две сотни, и ответить на все из них просто вне возможностей человека. Или количеством букетов цветов в праздничные дни. Но и в будние дни не зарастает тропа в дом Светланы Григорьевны, приходят друзья, коллеги и бывшие ученики, которые уже сами стали родителями, за советом, помощью и поддержкой. И у нее всегда и на всех хватает и времени, и душевного тепла.

При этом прекрасно знают и понимают всегда принципиальную позицию Кульбашной, что говорить лицеприятные вещи в угоду кому-либо она не будет.

«Я никогда не поступала по чьему-то указанию, — подтверждает общепринятое мнение Светлана Григорьевна, — если это не согласовывалось с моими убеждениями!».

Быть человеком с принципами сложно в любое время и при любой власти, считает она. Поэтому так ценит это качество в других людях. Она никогда не меняла своих коммунистических убеждений в угоду политической конъюнктуре, и даже тогда, когда на рубеже эпох из партии начался массовый исход с публичным отречением. Кульбашная была и остается убежденной коммунисткой, для которой партийный билет не просто кусочек картона, а годы честного служения своему народу. Она до сих пор свято верит, что социалистический путь развития для Украины и других стран является более предпочтительным, причем эта убежденность подтверждается хорошим знанием трудов К. Маркса, чье наследие сегодня переосмысливается в условиях современных реалий во всем мире.

При всем этом она — совсем не ортодокс, как это может показаться на первый взгляд. Она умеет уважать чужие принципы, даже если они диаметрально противоположны собственным. « У меня, например, абсолютно разные идеологические подходы с директором лицея «Самара» Людмилой Васильевной Резниченко, – говорит Светлана Григорьевна, — она придерживается больше националистической идеологии. Не без того, чтобы у нас не возникали разногласия на этой почве, но это не мешает нам долгие годы дружить. Она – честный человек, и ее мнение я уважаю. Часто по поводу разных событий и определенных в городе людей наши мнения во многом совпадают».

Хорошее знаний основ собственной идеологии, а Кульбашная закончила в свое время Высшую партийную школу, была признанным публичным лектором, уникальным образом сочетается с прекрасной осведомленностью с теоретическими основами других идеологий. Она многие годы преподавала историю, обществоведение, основы политологии. Светлана Григорьевна и уже сейчас, на заслуженной пенсии, не позволяет душе лениться, каждый день читает не только художественную литературу, в частности любимую поэзию, но серьезные философские труды, мемуары известных людей. И не просто читает, а делает глубокие выводы. Свежести ее восприятия, оригинальности ее обобщений, может позавидовать любой молодой пытливый ум. Из всего прочитанного она старается выносить рациональное зерно, не боится поменять мнение.

«Видите, — показывает жестом на раскрытую книгу, — это стихи бывшего лидера Социалистической партии Александра Мороза, — когда-то у меня к нему были большие претензии, одно время я считала его предателем. Но ни что так не раскрывает душу человека, как его стихи. У него есть очень хорошие строки». И тут же без остановки она на память декламирует несколько четверостиший.

«Правда, это настоящая поэзия? – интересуется она моим мнением. – Вот через эти строки и открылся он мне, как человек тонко чувствующий с очень сложной личной судьбой».

Интересуюсь еще ее поэтическими предпочтениями. И она опять удивляет глубиной познаний и диапазоном литературных имен. Среди ее любимых поэтов Анна Ахматова и Расул Гамзатов, Сергей Есенин и Эдуард Асадов, Борис Пастернак и Вероника Тушнова, Константин Симонов и Лина Костенко.

Весь разговор она пересыпает цитатами и строками любимых поэтов, и всегда удивительно в тему и точно. При оценке некоторых местных политиков она уместно использует строки Ахматовой, «что все на свете он переиначит, что Пастернака перепастерначит», известные далеко не всем почитателям известной поэтессы.

При том, что Светлана Григорьевна безусловно интересный собеседник и рассказчик, разговор с ней требует определенного образовательного уровня и подготовки, ведь она бегло ссылается на труды не только классиков марксизма, но и различных философов, например, на труды мыслителей Просвещения Гоббса и Бэкона. А может ее многолетний опыт и профессиональное чутье позволяет ей безошибочно определить уровень собеседника? Как пропагандист со стажем, она знает, как с каждым человеком говорить, то ли простым языком, то ли использовать сложные понятия и категории.

Кстати, Гоббса она вспомнила не ради красного словца. Говоря о проблемах современного образования и воспитания подрастающего поколения, и о том, что в школу нужно нести прежде всего не железо (компьютеры), а сердце и душу, она взяла в союзники философа-материалиста, не идеализировавшего научный прогресс, а предрекавшего, что человечество, породившее этот процесс, от него же может и погибнуть.

Абсолютно неожиданным стало ее глубокое знание основополагающих принципов учения главного идеолога украинского национализма Дмитрия Донцова.

Увидев нескрываемое изумление, Светлана Григорьевна прокомментировала: «Да, идеологию оппонентов тоже нужно знать, и не только знать, но еще искать в ней рациональное зерно, если оно, безусловно, там есть. Например, сложно с ним не согласиться в определении необходимых качеств, которыми должна обладать управленческая элита в стране, если она стремиться быть элитой. Это и интеллигентность, и интеллектуальность, но, прежде всего, мудрость, отвага и благородство. Последние качества сегодня особенно в дефиците».

Естественно, разговор перешел к современным реалиям, прежде всего, к новомосковским. И тут сразу стало понятным, что это для Кульбашной больная тема. То, что такими чертами элиты не обладают городские депутаты в своем большинстве, и к гадалке не ходи.

Ее волнует другое: «Мне кажется, что они не только забыли, ради чего их избрали люди, но и не понимают, что это за звание – депутат. Не вижу ни политической воли, ни демонстрации политической культуры. Мне кажется, что они не знают даже, что такое политическая культура. Забыли, что прежде всего депутат — избранник народа, и должен действовать исключительно в интересах народа, громады города, а не своего кармана или собственных корыстных интересов. Такой деятельности я в городе не вижу». Ее же собственная позиция, например, по такому злободневному вопросу для города, как передача громаде города Дворца металлургов, однозначна, прозрачна и тверда, как чистый кристалл. Это позиция человека совести. В нем в незамутненном состоянии от различных конъюнктурных интересов преломляется лишь один луч — интересы своего народа и своих земляков. Все остальное для нее не имеет значения.

«Я помню, как мы открывали Дворец. Какой это был подъем и воодушевление! Потому, что мы открывали его к великой дате – 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Мы тогда все свято верили в то, что Дворец, открытый в честь такого события, будет служить народу Новомосковска. Нельзя допустить, чтобы наше общее достояние использовалось в частных корыстных интересах».

На такую оценку Светлана Григорьевна имеет полное право и многим депутатом было бы чему у нее поучиться. Ведь она была депутатом столько лет, сколько многие депутаты еще и не прожили на этой земле. При этом, она побеждала своих конкурентов с огромным отрывом, демонстрируя всем самый высокий уровень поддержки жителей города. 80% поддержки – нынешним депутатам такое и не снилось! У этого феномена есть очень простое объяснение – интересы своего избирателя, своего народа она ставила всегда на первое место, а люди всегда видят, кто за них стоит горой. Не всегда ее любили власть придержащие, со многими мэрами и депутатами, в том числе и Литвищенко, у нее были непростые отношения, но многие и ценили ее за это. Справедливое и незаангажированное мнение не всегда услышишь.

Сама она объясняет свою незыблемую жизненную позицию опять стихотворной строкой, в этот раз из Лины Костенко: «Коли в людини є народ, тоді вона уже людина!». И эти строки признанного морального авторитета нации из уст морального авторитета Новомосковска звучат особенно убедительно, они напоминают нам, ради чего мы пришли на эту землю. И как хотелось, чтобы к ним прислушались не только депутаты и представители власти, но и отрезонировали камертоны совести в душах многих соотечественников.

Светлана Григорьевна прожила далеко не безоблачную жизнь. В 1,5 года она осталась без матери, много горя и страданий ей пришлось пережить, в том числе и потерю собственного мужа. В их семье есть и репрессированные в 1937 году. На стене рядом с портретом В.И. Ленина висит фотография и репрессированного дяди отца. Она принимает жизнь такой, какой она есть, и знает, что история не знает сослагательного наклонения.

Светлана Григорьевна считает, что в жизни ей везло на порядочных и хороших людей. Здесь, скорее всего, проявилось действие закона, что подобное притягивает подобное. И если, от общения с ней у нас начинает посылать импульсы давно не используемый орган – совесть, значит эти люди выполняют на земле свою миссию. И это даже в самых сложных ситуациях вселяет оптимизм. Я не знаю, любит ли Светлана Григорьевна великого советского поэта В.В. Маяковского, до обсуждения его персоналии дело не дошло, но под впечатлением от общения с ней и полученного позитивного импульса, без ложного пафоса позволю себе использовать цитату поэта: «Я знаю город будет, я знаю саду цвесть, когда такие люди в Новомосковске есть!».

Источник : nmsk-segodnya.dp.ua

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter