Чего стоит человеческая жизнь?

Маленькая зарисовка о донецкой судье в плохом настроении.
Есть у нас в стране судья по имени Катя. Ну, Катя — это для друзей. Для всех остальных она Екатерина Александровна Лагода. На фото она зачитывает постановление.
Не прошло и двух лет, как из помощника прокурора эта девочка выросла до судьи. За свою очень короткую судейскую карьеру она успела уже и прославиться, отправив на 5 лет колонии Константина Лаврова — человека, который боролся с компанией-застройщиком «МАКО». А эта компания, как известно уже даже младенцам, принадлежит Александру Викторовичу Януковичу. Один из самых четко характеризующих эту историю заголовков звучит так: «Обидчик сына Януковича получил 5 лет тюрьмы».

Катя. Красивая и молодая. Возможно, это не все ее таланты, но я расскажу маленькую историю из ее жизни.
Пятница. Ворошиловский районный суд г. Донецка. 14:50. В суд приехало 2 адвоката с подзащитным, который находится в прединфарктном состоянии. Один день назад он был госпитализирован с гипертоническим кризом, но следователь это растолковал, как попытку уклониться от избрания меры пресечения и стал уверять в этом суд. Подозреваемый, вопреки запрету врача, покинул больницу и прибыл в суд для избрания ему меры пресечения. Заседание назначено на 15:00.

Следующий кадр. Около 17:00. К одному из адвокатов подходит следователь.

— Слышишь, судья в совещательной комнате. Она просит перенести заседание на завтра.

Адвокат: Что?! Ты с ума сошел? У меня подзащитный еле живой, он из больницы приехал, а заседание у нас назначено было вообще на 15:00! О каком переносе речь?
Следователь: Тогда будем ждать до упора.
Адвокат: Будем ждать.
Время шло. В 18:00 судья вошла в зал. За столом в дорогой одежде сидела Катя. Она же Екатерина Александровна Лагода. После того, как она предупредила участников процесса о том, что ведется звукозапись, она обратилась к подозреваемому:
— У вас есть паспорт?
— Нет.
— Тогда я буду переносить заседание. На понедельник. На субботу же вы отказались…
Адвокат:
— Ваша честь, но ведь личность подозреваемого идентифицирована. В зале суда находится следователь, прокурор, адвокаты подозреваемого, которые идентифицируют его личность. Мой подзащитный находится на лечении в больнице и я прошу сейчас рассмотреть вопрос об избрании ему меры пресечения.
Судья, меняясь в лице: Чтоооо? Вы меня учить вздумали???
Адвокат: Нет.
Судья: Пошел вон! Вон отсюда!
Адвокат: Это Вы мне?
Пауза. Адвокат, собравшись с мыслями:
— Пожалуйста, выносите об этом постановление.
Судья: Вынесу! Объявляю перерыв до понедельника.
Уходя и оставляя после себя шлейф дорогого парфюма, судья Катя сочувствующе обратилась к подозреваемому:
— Очень жаль, что у вас такие адвокаты.
И ушла.

Чтобы вернуться завтра.
И дело не в том, что судья нарушила 3 статьи закона «О судоустройстве». Не в том, что она нарушила судейскую этику. И не в том, что адвоката НЕЛЬЗЯ выгонять. И даже не в том, что она нарушила УПК. И не в том, что она хамила адвокатам, за что в нормальной стране навсегда была бы уволена с должности судьи. Дело в том, что она вернется завтра. Вернется не просто на работу к станку, где нужно создать новый болт или гайку, а будет решать судьбу человека. А, к слову, уголовное производство по указанному подозреваемому сфабриковано. От «возбуждения» до экспертизы — полная пустышка. Но, чтобы не выпустить добычу, донецкие «бэхи» просят от суда ареста и залог в размере более, чем 3,5 млн. грн., ведь по их мнению именно такой ущерб нанес государству подозреваемый. Ни доказательств, ни аргументов — только мнение. И завтра судья, которая разозлилась из-за того, что ей не стали целовать ноги, будет решать дальнейшую судьбу этого человека. А ведь арест в нашей стране это не на день и даже не на несколько месяцев, как пишется в УПК. Это на годы, а, значит, на всю жизнь.

И я очень надеюсь, что этого человека минет чаша ареста. Что Катя успокоится и одумается, мол, «что же я дура наговорила, ведь речь идет о судьбе человека». А если нет? А если Катя захочет проучить адвокатов?

Источник : korrespondent.net

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter