Что регионалы думают о заявлениях Маркова и ситуации во фракции

После того как Высший административный суд лишил мандата нардепа Игоря Маркова, он стал очень разговорчивым. Экс-парламентарий уже заявил, что до 90% нардепов-регионалов недовольны тем, что происходит в стране, и спрогнозировал скорый развал фракции. Марков также рассказал, что регионалы каждый месяц получают от руководства фракции $5000 за поддержку нужных законопроектов, и столько же – за выступления в сессионном зале.

Марков уверен: суд лишил его мандата по указанию Виктора Януковича. В ближайшее время он обещает рассказать, кто конкретно из высшего руководства страны курировал вопрос лишения его депутатства. Forbes поинтересовался у коллег Маркова по фракции, что они думают о его последних заявлениях.

Анатолий Близнюк

Я читал все заявления Маркова. Я не знаю, с чего началась эта ситуация. Он выступал категорически против евроинтеграции, введения финансовых векселей. Не вопрос, я по отдельным позициям тоже против. Но это не значит, что нужно противопоставлять себя всем остальным. Есть решение фракции, и его нужно выполнять.

Работа во фракции у нас устроена совсем не так, как он преподносит это в СМИ. Обычно мы собираемся в понедельник, в 8.30 утра. У каждого из нас есть распечатки примерного плана работы на пленарную неделю. Каждый высказывает свои замечания на заседании фракции.

Распределение фракции на семь групп – правильное решение. Мы понимаем, что нам нужно всегда контактировать. Скажем, я наметил свою работу, а мне звонит руководитель группы и говорит, что вечером нужно быть на телевидении. Я не планировал этого, но корректирую планы и иду на телевидение. То есть для обеспечения логистики это правильно.

Юрий Воропаев, замглавы фракции Партии регионов

Игорем Марковым движет его обиженное самолюбие. На самом деле все несколько не так, как он рассказывает. Идет нормальная работа. Фракция не раскалывается и не разваливается. Некоторые люди имеют свою собственную точку зрения, и они ее высказывают. Со своей стороны, руководство фракции учитывает их мнения. Нет такого единства, чтобы руководство сказало: «Всем бежать в пропасть», – и все туда бегут.

Марков заявил о том, что руководство фракции выплачивает депутатам деньги, чтобы они поддерживали те или иные законы. Я православный человек, даю честное слово, что не получаю ни одного доллара за свои голосования или выступления. Может быть, он получал какие-то деньги и теперь обижается. Но во фракции такой практики нет. Думаю, что когда Марков говорил о расколе в Партии регионов, им двигали какие-то индивидуальные причины. Но всех деталей я не знаю.

Если он реально думает, что суд принял решение о лишении его мандата по распоряжению президента, то его стоит отправить на лечение. Я не ощущал, что Марков во фракции имел какую-то группу. Такого не было.

Олег Царев, замглавы фракции Партии регионов

Марков уже подает обращение в Европейский суд по правам человека, и я уверен, что через три-четыре месяца вновь увижу своего друга в парламенте.

К решению суда по Игорю у меня негативное отношение, потому что депутат-мажоритарщик должен ориентироваться только на своих избирателей и мнение партии, если она поддержала. Подобными решениями суд фактически лишает депутата неприкосновенности, что противоречит Конституции и негативно сказывается на работе парламента.

Решению суда я бы не придавал политической окраски. Многие депутаты от ПР делали заявления, касающиеся внешней политики, голосовали или не голосовали за те или иные законопроекты.

Что касается работы фракции. Тут с заявлениями Игоря не могу согласиться. Каждый понедельник в 8.00 у нас проходит Совет фракции, куда входят 14 заместителей главы (семеро из них – руководители депутатских групп. – Forbes), представитель президента в парламенте Юрий Мирошниченко, и ходит также Анна Герман. Над законопроектами работают группы Юрия Воропаева и Сергея Тигипко, они тщательно анализируют их.

После Совета проходит заседание фракции, и любой депутат может высказать свою позицию по тому или иному законопроекту. Также Совет фракции заседает в 9.00 утра перед каждым пленарным заседанием в Раде, туда тоже может прийти любой и обсудить вопрос. Ну, или на крайний случай подойти к руководителю фракции Александру Ефремову прямо в парламенте. Сам так неоднократно делал.

Ярослав Сухой

Никаких расколов и взаимных претензий во фракции Партии регионов нет. Хочу напомнить, что Марков на выборах не баллотировался от ПР. Он был самовыдвиженцем и присоединился к нам только в парламенте. Он должен был помнить, что в программе нашей партии зафиксировано: мы не намерены портить отношения с Россией, нашим стратегическим партнером, но наш курс – евроинтеграция.

Когда Марков говорит, что мы предали наших избирателей, он врет. Странно, что он сейчас много рассказывает о своей принципиальной позиции. Ни в сессионном зале, ни на заседаниях фракции, которые проходят каждую пленарную неделю, он ни разу не высказывал свою позицию по этому вопросу.

Я, если честно, даже не помнил, что такой депутат есть во фракции. Но его поведение выглядит странно. Кстати, аналогичным образом ведут себя Вадим Колесниченко и Олег Царев. Они делают заявления на публику, но на заседаниях фракции в дискуссиях не участвуют.

Вместе с тем депутаты, которые представляют интересы промышленности, никогда не выступали против евроинтеграции. Но они хотели уточнить, как будет реализован ряд вопросов. В первую очередь речь идет о технических стандартах продукции. Эти вопросы они поднимали на заседании фракции. Шла конструктивная дискуссия. Во фракции стоит рабочая атмосфера. Поэтому заявления Маркова не соответствуют действительности.

Вадим Колесниченко

Что касается денег за выступления с трибуны и за лояльность – это интересно. Я бы хотел узнать, куда мне нужно подойти, чтобы их получить. Выступаю ведь много, но пока не разбогател и впервые об этом узнал. Если он давал подобные комментарии – наверное, у него есть контакты с теми, в отношении кого это происходит. За семь лет, несмотря на мои противоречивые взгляды, мне никто не предлагал замолчать.

Во время заседания фракции мы обсуждаем законопроекты. Есть, конечно, определенная внутренняя неуверенность – путь, который мы избрали, достаточно серьезный. Вопросы мажоритарщиков жесткие, но на них всегда есть ответы.

Я прекрасно понимаю его обиду. Игорь делал многое для Партии регионов в Одессе. Он вкладывал свой финансовый и человеческий ресурс. И на фоне его честной победы на выборах возникает вопрос – как он мог фальсифицировать? Уголовного производства в отношении него не открывали, вопросом подсчетов бюллетеней он не занимался. Поэтому, естественно, что у человека есть обида. Отчасти его можно понять. Мне кажется, что он серьезный человек. Знает, о чем говорит, несет ответственность за свои слова и должен это доказать.

Кому это выгодно – для меня вообще загадка! Если сказать, что лишить Маркова мандата кому-то выгодно – значит, признать, что решение суда политически мотивировано. Как юрист я не имею права не соглашаться с решением суда, потому что оно вынесено именем Украины и его нужно выполнять.

С ним разговаривали отдельные представители нашей фракции, фамилии не буду называть. Но сказать, что его к чему-то принуждали, нельзя. У нас к каждому находится индивидуальный подход.

Владимир Олийнык

Как человек и на эмоциях могу сказать многое. Но моя юридическая позиция – нужно не нарушать закон и подчиняться решению суда. По поводу того, имеет ли право суд лишать нардепа мандата за фальсификацию результатов выборов и другие решения – прочтите 124 статью Конституции.

Там четко сказано: в юрисдикцию суда входят все правовые отношения в государстве. Все! А если оппозиция считает, что суд не должен вмешиваться, пусть отзовет свое обращение в Европейский суд по округам Павла Балоги и Александра Домбровского. Пусть будут последовательными.

Возможно, вопрос Маркова поднимут на собрании фракции в понедельник. Пока что он официально не обсуждался.

Источник : forbes.ua

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter