ДВОЙНАЯ БУХГАЛТЕРИЯ: КАК ПЛАТЯТ ЗАРПЛАТУ В МЕДАКАДЕМИИ

Работники бюджетных организаций зависимы от прихотей начальства, как рабы на плантации. Редко удается встретить людей, которые способны переступить через страх и вступить в борьбу с несправедливостью.

Кандидат медицинских наук Оксана Авдонина работает доцентом кафедры фтизиатрии медицинской академии. Она — автор более 80 научных работ, среди которых 5 изобретений, 5 патентов на полезную модель, анализ эпидемиологической ситуации в области по туберкулезу и ко-инфекции ТБ/ВИЧ, автор двух монографий, учебного пособия, пяти методических рекомендаций. К ней никогда не было претензий ни как к преподавателю, ни как к научному работнику, ни как к практикующему врачу в областном клиническом объединении «Фтизиатрия». И вдруг ситуация резко изменилась, начальство обвинило Оксану сразу почти во всех смертных грехах. За что такая немилость? Версий две.

Может быть, это ответ руководства кафедры в лице профессора Крыжановского доценту Авдониной за то, что она честно поставила студенту 4-го курса оценку «удовлетворительно» за его удовлетворительные знания? А просили её поставить оценку повыше. Не захотела этого сделать Оксана, тогда ассистент кафедры Фрейвальд, ссылаясь на устное разрешение (распоряжение?) Крыжановского, исправил оценку в зачетке студента на «отлично». И своей подписью заверил, что исправление внесла… Авдонина. Оксана не смолчала, обратилась в прокуратуру. В результате Фрейвальд получил выговор и стал… заведующим учебной частью кафедры. А Авдониной устроили «райскую жизнь».

Вторая версия выглядит более субъективной, но тоже имеет право на жизнь. Дело в том, что в 2011 году Авдонина заявила о своем намерении приступить к подготовке поисковой докторской диссертации. А на её кафедре профессор уже есть, правда, всего один, но зато какой – сам господин Крыжановский. Не хочется цитировать анонимные разговоры, но что делать, если и в школах, и в вузах, и в больницах все сотрудники-бюджетники нынче при виде диктофона молчат, как на допросе. Информацию дают, но только при условии не упоминания имен. Так вот версию нам предложили такую: завкафедрой боится конкуренции. И это прямо подтверждается тем, что на кафедре фтизиатрии медакадемии уже несколько лет подряд не готовятся ни кандидатские, ни докторские диссертации. На всех остальных кафедрах растут кандидаты и доктора наук, у Дмитрия Крыжановского – полное затишье.

И еще одно достаточно прямое подтверждение второй версии. 20 марта 2013 года состоялось заседание ученого совета медицинского факультета медакадемии, на котором в числе прочего был рассмотрен отчет Авдониной о работе за период с 2007 по 2011 год. Из 37 членов ученого совета медицинского факультета присутствовали 28. Все они единогласно проголосовали за поддержку ходатайства перед ученым советом вуза о присвоении Авдониной ученого звания доцента. Тем более что и работает она на должности доцента.

Но ходатайство до ученого совета вуза так и не дошло. Авдониной объяснили, что в документ вкралась «техническая ошибка». Какая? Отсутствовала подпись завкафедрой Крыжановского. Так один «отсутствующий» голос перевесил 28 голосов «за».

Ну а после этого начался административный произвол, я бы сказал, с неким криминальным оттенком. По крайней мере ряд законов администрация нарушила абсолютно четко. Без предупреждения за два месяца (как того требует закон) Авдониной снижают заработную плату, установив вместо оклада доцента оклад ассистента кафедры в связи с отсутствием у неё… ученого звания доцента. При этом никто не обращает внимания на то, что Авдонина работает на должности доцента и выполняет обязанности доцента кафедры. И всё это на законном основании — на основании трудового договора-контракта, заключенного на период по 31 августа 2014 года. О чем издан соответствующий приказ №519-0 от 29 июля 2011 года с указанием полагающихся на этот период условий и оплаты труда наемного работника.

— От меня стали требовать, чтобы я выполняла не консультативную работу как доцент кафедры, а лечебно-диагностическую как ассистент. Крыжановский запретил выдавать мне истории болезни, сделав невозможным как учебный процесс, так и консультативную работу, — рассказывает Оксана.

Большинство наших людей в такой ситуации сразу сдались бы на милость победителя. И побежали бы к начальству с белым флагом в руках. Но Авдонина понесла иск в Индустриальный суд, который 16 апреля принимает решение о незаконности снижения зарплаты. И требует от вуза возместить нанесенный работнику ущерб в размере 2111 гривен.

— Несмотря на решение суда, академия продолжает выплачивать мне заниженную заработную плату и, имея вступившее в законную силу решение суда, издают приказ с заниженным по сравнению с признанным судом размером оклада в 2377 гривен. Более того, этот приказ издается задним числом: датирован он июлем 2013 года, а его действие установлено с января 2013 года, — удивляется Оксана Авдонина.

Чтобы Оксана поменьше удивлялась, администрация переходит в наступление и выносит ей анекдотический выговор «за нарушение правил трудового распорядка». Анекдотический потому, что в тексте приказа не указано, когда и какое именно нарушение допустил работник. От «нарушителя» не потребовали объяснительной, да и с текстом докладной записки о «допущенном нарушении» её не ознакомили. Как можно наказать человека, не объяснив ему суть проступка? Маленький административно-медицинский анекдот.

Но вернемся к зарплате. В традициях литературного персонажа, который сам себя высек, администрация медакадемии зачем-то докладывает опальному доценту о том, что в вузе существует двойная бухгалтерия.

Когда Оксана Авдонина запросила у администрации выписку из приказа, которым ей в 2010 году был определен оклад, то по почте доценту пришло сразу два ответа с… двумя приказами. Оба датированы 31.08.2010 г. Но в одном значится оклад в 2377 гривен (ниже, чем тот, фактический, который Авдонина получала два года). Во втором же приказе с тем же самым номером указан оклад в 1949 гривен. Какому приказу верить? Какой из них правильный, а какой фальшивый? И для чего вузу нужна такого рода фальсификация?

 

Напомню, что это уже вторая история, связанная с существованием двух одинаковых по реквизитам и отличающихся по содержанию приказов. О первой мы рассказывали полтора месяца назад в контексте руководимого Крыжановским коммунального медицинского учреждения «Фтизиатрия». Тогда уважаемый профессор на нас обиделся, но выводы, как выяснилось сегодня, сделал своеобразные.

Думается, что этот конфликт в медицинском вузе очень показателен. Он указывает, во-первых, на то, что руководители бюджетных организаций стали равняться на частный бизнес и его хозяев. Там разговор с наемным работником прост: не хочешь – увольняйся, не увольняешься – уволим. Всех потянуло примерить на себя корону вершителя чужих судеб. А во-вторых, и это главное, конфликт напоминает людям о том, что не нужно сдаваться, не нужно дрожать в потном страхе. Если вы правы, если справедливость на вашей стороне – не уступайте, боритесь, доказывайте. В противном случае лучше сразу вешать на себя табличку «Безмолвный и послушный раб». Но ведь крепостное право, кажется, отменили полтора века назад.

Виталий Теплов

Газета ГОРОЖАНИН


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter