Встретимся в Лондоне

Что общего у четырех миллиардеров, нескольких мультимиллионеров и главного раввина Днепропетровска? Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов, а кроме того, мультимиллионеры Григорий и Игорь Суркисы, Александр Бабаков, Михаил Воеводин и Михаил Спектор, а также лидер днепропетровской иудейской общины Шмуэль Каминецкий могут получить вызов в Высокий суд Лондона, где Пинчук готовится сразиться с Коломойским и Боголюбовым.

Пинчук обвиняет земляков в нарушении устных договоренностей, указано в иске, текстом которого располагает Forbes. 4 сентября 2006 года Коломойский в присутствии одного из топ‑менеджеров Пинчука Юлии Чеботаревой, а также Воеводина и Спектора якобы признал право собственности Пинчука на Криворожский железорудный комбинат (КЖРК). Цена вопроса  – стоимость КЖРК (по оценке Forbes, это $378 млн) плюс вся прибыль предприятия, полученная начиная с 3 марта 2005 года: еще около $500 млн.

История, зафиксированная в иске, тянется со времен «предвыборной распродажи». Так окрестили 2003–2004 годы, когда правительство Леонида Кучмы пустило с молотка более десятка крупных промышленных предприятий. Под раздачу попали и железорудные ГОКи, для продажи которых понадобился отдельный закон  – «Об особенностях приватизации предприятий государственной акционерной компании (ГАК) «Укррудпром».

Госхолдинг, созданный в 1998‑м, в 2003 году объединял 11 предприятий, которые обеспечивали металлургов сырьем, прежде всего железной рудой. Государство владело, но не распоряжалось этой собственностью. «Предприятиями управляли люди, которые были ангажированы в пользу одной из

Пинчук обвиняет земляков в нарушении устных договоренностей: в 2006-м Коломойский в присутствии одного из топ‑менеджеров Пинчука Юлии Чеботаревой, а также Воеводина и Спектора якобы признал право собственности Пинчука на КЖРК. Цена вопроса – стоимость комбината ($378 млн) плюс вся прибыль предприятия, полученная с марта 2005-го: еще около $500 млн.

[финансово‑промышленных] групп»,  – рассказывает бывший вице‑президент «Индустриального союза Донбасса» Александр Пилипенко. Каких? Блокирующий пакет акций (25%) Центрального ГОКа в 2001‑м приобрела американская Detroit Cold Rolling российско‑израильского металлургического магната Льва Черного, Ингулецкий ГОК входил в орбиту Вадима Новинского, 35,7% Северного ГОКа принадлежало Александру Ярославскому, а 60% ГОКа «Сухая Балка»  – Коломойскому с партнерами. Южный ГОК Новинский делил с приватовцами. Исключением был КЖРК, на 100% принадлежавший государству.

Законопроект о приватизации был внесен в Раду весной 2003 года и принят в апреле 2004‑го  – в то время Кабмин возглавлял нынешний президент Виктор Янукович. За год расстановка сил успела поменяться. На Ингулецком ГОКе прошла допэмиссия акций, в результате которой государство лишилось контрольного пакета. В начале 2003‑го СКМ Ахметова перекупила 25% акций ЦГОКа у Черного. Не обошлось без конфликта с приватовцами, тоже претендовавшими на пакет. Победил Ахметов. В 2004‑м СКМ выкупила долю Ярославского в Северном ГОКе. «Получил хорошие деньги, поэтому и вышел»,  – пояснил Ярославский Forbes.

«Вопросы приватизации «Укррудпрома» решались лично между будущими участниками приватизации и Кучмой»,  – говорит приватовский специалист по корпоративным конфликтам Геннадий Корбан. Сама приватизация прошла относительно мирно: ГОКи, за исключением КЖРК, поделили Ахметов, Новинский и Коломойский. Без руды остались владельцы Мариупольского меткомбината имени Ильича, ИСД и «Запорожстали». Пилипенко признает, что акционеры ИСД недооценили значение рудных активов: «Тогда считалось, что ГОКам некуда деваться».

Что случилось с КЖРК? В начале августа 2004 года предприятие купила приватовская компания «Солайм», заплатив за 93% акций $130 млн. История завершена? Все только начиналось. В сентябре Антимонопольный комитет разрешил приобрести контрольный пакет КЖРК консорциуму «Приднепровье», в состав которого входили заводы пинчуковского «Интерпайпа».

В своем иске Пинчук утверждает: «Солайм» действовал в его интересах. 26 июля 2004 года в Ялте Пинчук, Коломойский и Боголюбов договорились на словах: приватовцы купят завод на деньги Пинчука и затем отдадут его партнеру. Свидетелями этой договоренности были Ахметов и братья Суркисы, утверждает Пинчук.

В ответ на просьбу Forbes прокомментировать это утверждение Игорь Суркис сказал, что не в курсе, о чем идет речь.

К чему лишние сложности? В соответствии с законом о приватизации, владельцы блокирующих пакетов получали право купить долю государства  – как в «своих», так и в бесхозных ГОКах. «На момент приватизации «Укррудпрома» наша группа не владела акциями предприятий ГАК»,  – отмечается в письменном ответе пресс‑службы EastOne, управляющей активами Пинчука. Другое дело «Солайм»: когда продавался КЖРК, этой компании принадлежало 25% «Сухой Балки».

Сразу после приватизации КЖРК его многолетнего директора Федора Караманица пригласили в «Укррудпром» и предложили «заболеть на три месяца», рассказывал он в 2005‑м в интервью газете «Вестник Кривбасса». Караманиц «проболел» две недели.

15 ноября сменился наблюдательный совет предприятия, а новым гендиректором был назначен Александр Пак из «Интерпайпа». Однако ГОК продолжал оставаться в собственности Коломойского с Боголюбовым: «с ноября 2004 по март 2005 года представители ответчиков готовили необходимую документацию», говорится в иске.

До «оранжевой революции» события вокруг КЖРК развивались мирно. Виктор Янукович, которого поддерживал Кучма, проиграл президентские выборы Виктору Ющенко. Старые соглашения подверглись ревизии.

Дальше все происходило, если верить иску, следующим образом. В феврале 2005‑го Коломойский и Пинчук встретились в Киеве и договорились, что хозяину «Интерпайпа» придется доплатить еще 10% комиссионных к $130 млн. 5 марта того же года Боголюбов в Днепропетровске представил Пинчуку компанию Alcross Commercial как опосредованного владельца КЖРК. Через день истец подписал бумаги о покупке Alcross за $143 млн. Еще 10 дней спустя Коломойский в присутствии Каминецкого сказал Пинчуку, что тот получит КЖРК в собственность после оплаты. Акции Alcross Пинчук получил, ГОК  – нет: компания оказалась «пустышкой», сообщается в иске.

25 февраля 2005 года Караманиц по решению суда был восстановлен в должности главы правления предприя­тия. «Сейчас там (на КЖРК) работают нормальные профессиональные люди, а людей «Интерпайпа» оттуда выгнали»,  – резюмировал Коломойский в интервью «Зеркалу недели» летом 2005‑го.

Промежуточную победу Коломойский подкрепил традиционным способом  – доп­эмиссией. В конце августа 2005‑го уставный фонд КЖРК был увеличен в 2,7 раза, а доля «Солайма» сократилась до 34,6%. Протестовать Пинчуку было не с руки: параллельно шла реприватизация «Криворожстали».

Если верить Пинчуку, второй шанс вернуть завод представился через год. Как сказано в иске, 4 сентября 2006‑го соперники достигли устного соглашения о создании объединенной компании в составе Никопольского, Запорожского и Стахановского ферросплавных заводов, Марганецкого и Орджоникидзевского ГОКов.

Александр Донецкий / PHL, Ирина Качур / PHL

Интересная деталь: все спорные вопросы партнеры договорились решать по нормам британского права. Не обошлось без эксцессов. В тексте иска говорится, что, когда Чеботарева задала вопрос об условиях сделки, Коломойский прервал ее: «Мы подписали».

В ходе встречи Коломойский признал, что КЖРК принадлежит Пинчуку, а у приватовцев пребывает в довери­тельном управлении, утверждается в иске. «КЖРК не может и не должен рассматриваться в качестве примера совместного бизнеса нашей группы и группы «Приват»,  – настаивает пресс‑служба EastOne.  – КЖРК являлся объектом одной сделки, в рамках которой у группы «Приват» было исключительно обязательство передать нашей группе все акции КЖРК».

В 2007 году произошли сразу два важных события. В мае ответчики докупили у ФГИ оставшиеся акции КЖРК за $19,6 млн. Пинчук считает, что этот пакет также приобретался в его интересах. А летом у «Привата» осталось лишь 50% акций комбината: остальные отошли к СКМ Рината Ахметова.

Коломойский не ответил на СМС-сообщение с вопросом, собирается ли он судиться и на какую дату назначено первое заседание.

«Устные договоренности в то время были распространенной практикой и порой имели больший вес, чем письменные»,  – отмечает бывший топ‑менеджер одной из бизнес‑групп, знакомый с соглашениями между днепропетровскими миллиардерами.

Время показало, что бумага надежнее.

Источник : forbes.ua

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter