Ветеринарная «антилюстрация»

Пока политики ломают копья по поводу неконституционности люстрации и перехода к выборности прокуроров, на ключевые посты в министерствах возвращаются менеджеры «Семьи» Януковича с «донецкой» родословной. Деятели не только суперкоррумпированные, но и связанные с нынешним «промыслом» Виктора Федоровича и Ко: сепаратизмом. Среди показательных примеров – неизбывный контроль «Семьи» над регуляторным органом продовольственного рынка: Государственной ветеринарной и фитосанитарной службой (ГВФС) Министерства аграрной политики. Тут «донецкие» с доказанным опытом контрабанды и подделки продуктов продолжают заниматься вымогательством и протекцией аффилированным фирмам.

Менеджеры «Семьи» в Госветфитослужбе «работают» настолько бурно и «беспредельно», что ее даже при Януковиче постоянно сотрясали скандалы, уголовные дела и увольнения. Что, впрочем, тогда никак не влияло на «схемы» и на бессменного министра Николая ПРИСЯЖНЮКА. После Революции скандалов стало еще больше, министр уже поменялся дважды, – а лихие «схемы» остались.

Почти год ГВФС фактически возглавлял, полузаконно, скомпрометированный «донецкий» Виталий БАШИНСКИЙ. «Новая» власть уволила его лишь в начале апреля 2015 г., когда скандал перерос в анекдот. Известный журналист наткнулся в «межигорском» архиве на доказательство того, что первый замглавы службы г-н Башинский при Януковиче … лично лечил собачек и лебедей Президента (при этом выпрашивая для себя защиту от очередного уголовного дела по Госветфитослужбе).

Увольнение Башинского и люстрация его начальников вроде бы знаменует очищение службы по «контролю еды» – но только для неспециалистов. Непосредственным, и самостоятельным, начальством на этом ключевом для Украины рынке является не министр агрополитики и не глава ГВФС, а зловещая вертикаль «Державного науково-дослідного інституту з лабораторної діагностики та ветеринарно-санітарної експертизи». Именно это НИИ контролирует, кроме прочего, качество продуктов у производителей, в супермаркетах и на рынках. Так вот, эту систему ветсанлабэкспертизы снова возглавляет не какой-нибудь целитель президентских лебедей, а Владимир Александрович ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ – доверенный менеджер «Семьи» в Енакиево еще с начала 90-х, фигурант многочисленных коррупционных скандалов и человек, имеющий бизнес на оккупированной территории.

В июле 2014-го г-н Загребельный оказался у руля НИИ ветсанэкспертизы оригинальным способом: оспорил в суде давнишнее, еще 2012-го года, решение о его увольнении с этой должности по КЗоТ в связи с длительной болезнью. Место освободилось, поскольку тогдашний директор института Виктор Баранов был пойман с поличным при получении взятки. Не уволить его было уж совсем неудобно. Таким образом, енакиевец Загребельный вернулся на пост, который он занимал с января 2011-го (момента полного утверждения «донецких» во власти).

До и во время того карьерного взлета Владимир Загребельный непосредственно занимался мясным бизнесом «Семьи». Он с 1992 года работал на руководящих должностях енакиевского мясокомбината. А затем структур, на которые «отжимался» и расширялся данный бизнес: ЗАО «Продовольча компанія «ЮНКЕРС» (ТМ «Знатна»), ООО «Єнакіївський м’ясокомбінат» и т.д. Примерно тогда непосредственным начальником Загребельного, директором управляющей мясокомбинатом компании Reef Holdings, был будущий министр агрополитики Н. Присяжнюк. В 2008г., по данным «Радио Свобода», донецкая областная прокуратура начала расследовать дело о попытке контрабанды этим мясокомбинатом 25 тонн бразильской говядины, но дело вскоре развалилось.

При Януковиче работа Загребельного на посту главного ветеринарного «проверяльщика» сопровождалась ежемесячными скандалами и уголовными делами. Так, уже в феврале 2011 года управление КРУ Минфина по г. Киеву добилось в суде права на внеочередную проверку «ДержНДІ лабораторної діагностики та ветеринарно-санітарної експертизи» (т.е., государственные ветсанэксперты просто не пускали государственных ревизоров).

Осенью 2012-го разразился скандал, а затем судебный процесс, вокруг задержанной фуры с 20 тоннами генно-модифицированного корма для скота. На груз имелась справка ветсанлабэкспертизы о допустимой доле ГМО-компонента (сои) и отсутствии возбудителей фитоболезней. Но эксперты независимой от ГВФС гослаборатории, «Укрметротестстандарта», обнаружили в образцах из фуры превышение содержания ГМО, да и опасные для растений вирусы тоже. Вскоре после начала ГМО-скандала Владимир Загребельный ушел на долгий больничный с туберкулезом костей (надеемся, понарошку), из-за чего и был потом уволен.

Но скандалы продолжали его преследовать и на лечении. В сентябре 2013 г. столичный УБОП задержал четырех госветсанэкспертов, и вскрыл систему «незаконного сбора денег с работников тридцати пяти (!) киевских рынков» (по 500 грн. за каждую ежедневную справку). При этом взятки, по словам милиционеров, «на протяжении двух лет» (т.е. с 2011-го) свозили «наверх»: «организатору, занимавшему руководящую должность в ветсанлабНИИ. «Ежемесячный доход организатора», по данным УБОП, тогда «составлял около 600 тысяч гривен». Таким образом, в институте тогда еще не туберкулезника гна Загребельного работал многомиллионный «решаловый бизнес», который явно не обходился без «благословения» приближенных к Януковичу.

Кроме сбора взяток с сотен тысяч занятых в агропромбизнесе, задачей Госветфитослужбы при Януковиче, похоже, было сопровождение «мутного» продовольственного бизнеса «Семьи». Этот аспект деятельности В. Загребельного недавно всплыл в международном журналистском расследовании поставок испорченного мяса в Украину. Немецкие коллеги «взяли след» фирмы Trinity, которая утилизировала, а на самом деле вывозила сюда, позеленевший фарш, отходы мясокомбинатов и т.д., с 2010-го по 2013-й годы. Расследование уже в Украине показало, что это псевдомясо не только было подозрительно дешевым, но и зачастую не имело никаких документов. Иными словами, очень смахивало на привычный для ближнего окружения Януковича «контрабас».

В той гнилой, в прямом смысле, схеме нынешний директор ветсанНИИ Загребельный фигурировал не только, как директор тогдашний (до декабря 2012-го) – признававший месиво мясом. А еще и как бывший менеджер «Семьи». Ведь именно с ней, по данным многих расследований, связаны фирмы «Укрпродімпорт» и «Донінвест 2010», которые в 2013-м году отметились ввозом подозрительно дешевого бразильского мяса. Более того, «мясо» именно из этих партий задержали потом и на контрабанде в Россию. Кроме того, с еще одной фирмой-поставщиком месива, Imperial, непосредственно связан преемник Загребельного на посту директора госНИИ (до марта 2014-го) Николай Карпенко.

Чем же заняты ветеринарные эксперты «Семьи» сейчас, при «новой» власти»? Судя по всему, НИИ Госветфитослужбы под руководством В. Загребельного продолжает заложенные при Януковиче традиции вымогательства. Все те же люди приходят к предпринимателям-пищевикам с предложениями небесплатной «дружбы». Вот только ссылаются уже не на «Семью», а непосредственно на г-на Загребельного – с намеками на его прочное положение «при любой власти и при любых цветах государственного флага».

Мы пообщались с несколькими пострадавшими участниками оптового рынка мяса. Наиболее ярким случаем вымогательства нам кажется история киевской фирмы ООО «Тавр-Плюс», попавшей под удар ветеринарных рэкетиров осенью 2014-го. Сначала последовали настойчивые предложения «дружить» с новым руководством ГВФС. «Предлагали» сам В. Загребельный, а также некто Владимир БОБКОВ 1966 года рождения, и Анатолий КОСТИН, 1961 года рождения (уроженцы Енакиево и Донецка, соответственно). Бобков на поверку оказался аффилирован с рядом предприятий Донбасса, считавшихся бизнесом «Семьи» Януковича. В частности, с ООО «Східно-Український центр реконструкції ї розвитку» и ООО «Брянківський рудоремонтний завод». А также, через длинную цепочку соучредителей, и с енакиевским мясокомбинатом, на котором трудился Владимир Загребельный.

Когда коммерсанты «Тавр-Плюс» отказались «дружить» с Загребельным и компанией, они ожидали обычного в таких случаях регуляторного беспредела Госветфитослужбы. И приготовились отражать его с помощью адвокатов и заявлений в прокуратуру. Но последовал нестандартный, в духе времени ход: обращение народного депутата Игоря МОСИЙЧУКА к главе ГВФС (тогда В. Башинскому) от 26 февраля 2015 г. с требованием применить этот самый беспредел («изъять» документы на продовольствие, насильственно утилизировать сами продукты, возбудить уголовное дело и т.д.). В обращении интересны не так путанная юридическая аргументация, как конфиденциальная информация о грузах фирмы «Тавр-Плюс» (вплоть до номеров рефрижераторных вагонов) и личность самого нардепа.

По мнению пострадавших, систематизированные данные о железнодорожных перевозках и растаможивании товара «Тавр-Плюс» могли попасть к парламентарию Мосийчуку только из Госветфитослужбы и ее ГНИИ, возглавляемого В. Загребельным. Ведь именно им подчиняются посты ветеринарно-санитарного контроля на границе. Получается, за попыткой «прибить» коммерсантов последовал «слив» их коммерческой информации с публичным требованием «разобраться и покарать» (что и происходит).

Таким образом, ГНИИ Загребельного может «тиранить» предпринимателей не просто так, «под ковром», – а по требованию депутата-революционера. Общественности, так сказать. Правда, депутат в данном случае оказался довольно противоречивой фигурой. Члена фракции «Радикальной партии» (ляшковцев) Мосийчука последовательно обвиняют в действиях «на грани фола». Как во время Революции и войны на Донбассе, так и уже в Киевраде и в Верховной Раде.

Любопытно, что для пущего доверия со стороны жертв Бобков и Костин иногда появляются вместе с Загребельным в киевском офисе ветсанГНИИ на Чоколовке, и даже на публичных благотворительных акциях. Мол, после передачи конвертов «дружба» с «прибитыми» коммерсантами будет настоящей, без «кидка». Нам удалось даже раздобыть групповую фотографию Загребельного, Бобкова и Костина (они соответственно, первый, второй и последний слева). Кстати, В. Бобков и А. Костин не только «гонцы дружбы» ветсанэкпертизы, но и… сами оптом торгуют мясом. Вот только есть ли депутатские обращения по их фирмам?

Параллельно с вымогательством в Украине, теплая компания ветсанитаров поддерживает тесные связи с оккупированными территориями. Так, директор ГНИИ Загребельный с супругой Натальей владеют и руководят свинофермой в пригороде Енакиево поселке Корсунь. Профессионал Владимир Загребельный, конечно, не вложил свои кровные в маленький свинарник. Фермерское хозяйство «Новий Світ» – это современный индустриальный свинокомплекс. Ходят слухи, что из Киева «ополченцам» регулярно передают деньги за «защиту» этого имущества от тягот войны.

Теперь уже киевские предприниматели Владимир Бобков и Анатолий Костин до войны были соучредителями ряда торговых и промышленных предприятий в Енакиево и Донецке. Судьба этих бизнесов сейчас неясна, но известно, что Бобков и Костин регулярно бывают на территориях Донбасса «с особым статусом». А уже упомянутый сослуживец Загребельного, бывший директор ветсанГНИИ гн Карпенко, по данным того же международного расследования, теперь и вовсе поехал налаживать контрабандные поставки украинского мяса в оккупированный Крым.

***

Какие выводы можно сделать из этой красочной, но в целом знакомой по прошлому режиму картины чиновничьего беспредела?

Во-первых, люстрация в Украине не просто безрезультатна, она еще и контрпродуктивна. Даже если «незаменимые» чиновники второго эшелона, вроде Загребельного, формально не подпадают под действие Закона «Об очищении власти», само пребывание их на должностях – это демонстративная «антилюстрация», издевательский плевок «новой» власти в душу гражданам. Время и силы Верховной Рады и Кабмина, затрачиваемые на люстрацию, можно было бы потратить на «обычную» борьбу с коррупцией. Борьбу банальную, но совершенно необходимую и полностью законную. Что, конечно, не отменяет саму идею люстрации в ее успешном, чешско-польском варианте.

Пока же «очищение власти» укладывается в придуманную задолго до Революции коррупционную стратегию. Бессменные и непубличные чиновники 2-3 уровня (заместители, начальники госслужб и экспертиз) собирают взятки и «решают вопросы». За результаты же их произвола отвечают часто сменяемые, беспомощные «публичные лица» (министры и вице-премьеры).

Кроме того, «под раздачу» попадают лишенные особого влияния пожилые чиновники, которых люстрируют «оптом», для статистики. На фоне этого цирка из окон выпадают совсем не главные свидетели злоупотреблений (экснардеп Чечетов, одесский прокурор Мельник, какие-то менеджеры Ахметова и т.д.) Все это активно используется путинской пропагандой для продвижения тезиса о том, что любая смена власти, любая борьба с коррупцией – Апокалипсис и заговор Сатаны.

Во-вторых, в ветеринарно-санитарной отрасли Украины творится какой-то жуткий кошмар. Это другая реальность, – альтернативная заметным в нашей жизни тенденциям прозрачности и дерегуляции. Пока граждане оформляют европротоколы ДТП без ГАИшника и оформляют субсидии через Интернет, предпринимателей-пищевиков рэкетируют монопольные кланы, как в 90-е. Дождемся ли реформы? Или продовольственный рынок просто уйдет от этого ужаса в полное базарное подполье – как и было на заре независимости? И как в таких условиях наращивать экспорт продовольствия (который может существенно улучшить экономическую ситуацию в стране)?

Андрей Федотов, для «ОРД»

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter