Ключ в чужой руке. Политические последствия отставки Коломойского

Избавившись от неуправляемого губернатора, Петр Порошенко взял на себя личную ответственность за стабильность стратегически важного региона Украины
На встрече с президентом Украины Петром Порошенко Игорь Коломойский был подчеркнуто вежлив и, я бы сказал, безразличен — а, может быть, это была просто усталость от нескольких бессонных ночей переговоров с главой государства и другими руководителями страны.
Для того, чтобы продемонстрировать отсутствие конфликта, Порошенко и Коломойский даже решили показать это подписание указа в телевизионном эфире в стиле Владимира Путина, обожающего протокольные встречи с чиновниками под камеры. Но от такой откровенной демонстрации несуществующего единства понимания ситуации больше не стало.
И речь идет не о прошлом. В прошлом, в общем-то, все прозрачно. То, что соединение административного ресурса и предпринимательских возможностей в руках одного олигарха неизбежно приведет к целой серии конфликтов — между Коломойским и властью, между Коломойским и другими олигархами, между Коломойским и ведомственными руководителями — можно было сказать еще в тот самый день, когда принималось решение о назначении Игоря Валерьевича руководителем Днепропетровской области.
Можно, кстати, задним числом представить себе, что бы было, если бы предложение стать руководителями областных администраций приняли бы и другие украинские олигархи, кандидатуры которых тогда серьезно рассматривались в президентской администрации.
Тогда таких конфликтов было бы не один, а пять-шесть и Петр Порошенко выглядел бы не арбитром взаимоотношений крупных предпринимателей страны, а примирителем лидеров нескольких “полугосударств” на украинской земле. Но в результате согласились только Тарута и Коломойский, первый прогубернаторствовал полгода, второй — год. Тема губернаторов-олигархов закрыта. Но открыта новая тема — прямой ответственности власти за будущее стратегически важных регионов страны.Это, кстати, наиболее важный вопрос из тех, которые следовало бы обсудить после отставки Игоря Коломойского.
Конечно, тема дивидендов, получаемых от государственных компаний, и ночных прогулок бывшего губернатора с бывшим журналистом может увлечь любого, кто знает толк в дивидендах и прогулках. Но куда в большей степени важен вопрос стабильности Днепропетровской области и соседних регионов, в которых влияние Коломойского также было преобладающим до последнего времени.Легко, конечно, сказать, что Коломойский и его команда все так же самозабвенно будут защищать Днепропетровскую область от любой дестабилизации, потому что сами же в этом и заинтересованы.
Они, собственно, и сами об этом говорят. В их заинтересованности я не сомневаюсь. Смневаюсь в их возможностях. Потому что совершенно уверен, что для поддержания того режима безопасности, который был выстроен Коломойским в Днепропетровской области во время его губернаторства, необходимо сочетание личного авторитета, бизнес-возможностей и административного ресурса. При отсутствии хотя бы одной из составляющих самоотверженные защитники превращаются просто в некую корпорацию, которая должна действовать с оглядкой на реальную власть.

Теперь Днепропетровск — это Порошенко. Спокойствием в этом регионе Петра Алексеевича можно усиливать, нестабильностью — ослаблять 

Итак, личный авторитет и бизнес-возможности останутся у Коломойского. А административный ресурс перейдет к губернатору, которого назначит (или уже назначил) президент — то есть к самому главе государства. Учитывая совершенно очевидное личное недоверие, испытываемое высокими договаривающимися сторонами друг к другу — кто не верит, может еще раз посмотреть запись церемонии отставки днепропетровского губернатора — можно уверенно прогнозировать, что в случае принципиального обострения ситуации власть и команда Коломойского просто не смогут действовать слаженно, потому что будут заинтересованы не столько в общем успехе, сколько в дискредитации конкурента. И единственное, на кого нам остается надеяться — так это не на Коломойского и даже не на Порошенко. Нам остается надеяться на Путина — в том смысле, что он не полезет в Днепропетровск, Запорожье или Одессу. Но я не стал бы возлагать на российского президента такие далеко идущие ожидания.

Еще одна серьезная проблема, которая возникает всякий раз, когда речь идет о резонансных отставках — это кадровый голод. И кадровый голод власти вообще, и кадровый голод президента в частности. Приходится в очередной раз констатировать очевидное: президент пришел во власть без своей команды просто потому, что у него ее никогда не было. Порошенко — человек-оркестр, бизнесмен, который привык работать с менеджерами, а не с лидерами, политик, который привык к слушателям и исполнителям, а не к советникам. И всякий раз, когда ему приходится решать действительно серьезную кадровую проблему, он исходит из соображений личного комфорта просто потому, что любые другие соображения мгновенно выдадут отсутствие скамейки запасных.

Я совершенно не хочу обсуждать в этом тексте профессиональные качества нового исполняющего обязанности губернатора Днепропетровской области, но когда один и тот же бывший менеджер Украинского медиа-холдинга за один месяц назначается последовательно на должности губернатора Запорожской области и исполняющего обязанности главы администрации Днепропетровской области — это и есть кадровый голод. И поэтому нужно обсуждать не причины отставки Коломойского, а ее последствия — и прежде всего то, что вначале принимается решение об отставке, а потом оказывается, что нет соразмерной кандидатуры на замещение должности, которая на сегодняшний день является одной из ключевых в нашей стране с точки зрения ее выживания.

Поэтому с отставкой Коломойского — какие цели бы она не преследовала — мы оказываемся в зоне риска с точки зрения работы того механизма обеспечения стабильности Приднепровья, который был создан за последний год. Плюс мы оказываемся в зоне риска с точки зрения дестабилизации самого государства — потому что в случае любого инцидента на востоке каждый посчитает нужным бросить камень в главу государства, который Коломойского снял, а достойной замены ему не нашел — и никто не вспомнит ни про дивиденды от Укрнафты, ни про развязное поведение олигарха. Все будут помнить только о президенте Украины, подписывающем указ об отставке эффективного губернатора. И теперь несложно представИть себе президента России, который не хуже других понимает, что теперь все в его руках. Конечно, мне могут возразить, что Кремль мог позволить себе поджог Приднепровья и при Коломойском. Мог бы — только ответственность была бы на днепропетровском губернаторе, потому что все точно знали, что Днепропетровск — это Коломойский.

А теперь Днепропетровск — это Порошенко. Спокойствием в регионе Петра Алексеевича можно усиливать, нестабильностью — ослаблять. Можно и просто шантажировать при встрече — Владимир Владимирович это умеют. Сам того не желая, выстраивая собственную вертикаль и избавляясь от норовистого феодала, президент Украины вложил в руку президента России ключ от днепропетровского замка.

И с этим ключиком в Москве будут работать.

Виталий Портников, журналист

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter