«Новая газета» опубликовала признания раненного в Украине российского контрактника

На сайте «Новой газеты» в понедельник, 1 февраля, появилось интервью с Доржи Батомункуевым, российским солдатом-контрактником, раненым, по его словам, в украинском населенном пункте Логвиново недалеко от Дебальцева. Батомункуев рассказал журналисту «Новой» о том, что прибыл в Ростов-на-Дону срочником, контракт начался позже. В настоящее время Доржи находится в госпитале в Донецке.

•«9 февраля я взорвался. В сумерки. 19-е число по буддистскому календарю считалось Новым годом. Так что год начался для меня тяжело»

•«У меня срочка должна была закончиться 27 ноября. А в Ростов мы приехали в октябре, у меня еще срочка шла. Так что контракт у меня начался уже здесь».

•«Нам сказали, что на учения, но мы знали, куда едем. Мы еще танки в Улан-Удэ закрасили. Прямо на вагонном составе. Закрашивали номера, у кого-то на танках был значок гвардии — тоже. Нашивки, шевроны — здесь снимали, когда на полигон приехали. Все снять… в целях маскировки. Паспорт в воинской части оставили, военный билет на полигоне».

•«Можно было отказаться. Никто тебя не принуждал. Были и такие, кто еще в Улан-Удэ отказался, когда уже почуяли, что жареным пахнет. Один офицер отказался».

•«Числа 8-го февраля было. Капитан нашей группы просто вышел и сказал: все, ребята, едем, готовность номер один. Готовность номер один — сидим в танке заведенном. Потом колонна выдвигается».

•«Когда только выезжали с полигона, сказали: телефоны, документы — все сдать».

•«Поняли все, что границу пересекаем. А что делать? Не остановишься же. Приказ есть. А так мы все знали, на что идем и что может быть».

•«Когда узнали (что в Украине — Дождь)? Когда прочитали, что Донецк. Это когда в город заезжаешь… Там еще надпись — ДНР. О, мы на Украине! Темно было, ночью ехали».

•«Да, в котел всех поставили, окружили полностью и наблюдали, наблюдали. Они пытались сделать вылазки — группы пехоты, и на «Уралах», и на БМПхах, и на танках, и на чем можно. У нас приказ был стрелять на поражение сразу. Мы в них стреляли».

•«Единственное, что Кобзона тут встретить не ожидал. (Громко смеется). Второй раз в жизни! 23 февраля он сюда в больницу приезжал. А в 2007 году ко мне в школу приезжал».

•«Когда я с Улан-Удэ только выезжал… Мы уже заранее все… догадывались. Я матери сказал, чтобы молилась за меня, что со мной все будет хорошо. Лама же сказал, что я долго жить буду. Сказал, не соврал же. Когда в танке горел, думал, что лама не прав был. А оно вот как получилось».

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter