Борис Филатов: С лохами мне легче дышится, чем с политической падалью

Личность Бориса Филатова вызывает полярные эмоции — от ненависти до восхищения. Кто такой Филатов? Бывший политический эмигрант и друг Игоря Коломойского, днепропетровский миллионер и лютый враг сепаратистов, «агент мирового сионизма» и чисто русский человек. Адвокат, байкер, скандальный блогер. Украинский патриот.

В продолжении своего интервью «Обозревателю» замглавы Днепропетровской области рассказывает о том, как Майдан стал моментом истины для украинских олигархов, о проблемах Вилкула, Ахметова и Пинчука, о роли отечественных политиков в истории и о том, что будет, если в роли адвокатов будут выступать танковые колонны.

 

— Вы в Фейсбуке написали: «Я лох, и горжусь этим». Поясните мысль?

— Когда со сцены Майдана Володя Парасюк (он, кстати, у нас батальоне «Днепр» нынче воююет ) выступил и сказал: «Мы не остановимся» (сотник Майдана переломил ход событий в феврале, сказав на Майдане, что «зек має піти», невзирая на подписанный лидерами оппозиции меморандум — Ред.), мне позвонил Вадим Новинский и спрашивает: «Как ты, мол, прокомментируешь?». Я говорю: «Вадик, ничего не получится, вас снесут. Вы оторвались от земли, вы не слышите людей, вы послушайте хоть голос лоха». А он говорит: «Ну, хорошо, кто мне сможет объяснить?». У меня есть в Киеве товарищ — Рома Плавицкий. Мы познакомились с ним через «Фейсбук». Он обратился с просьбой купить медоборудование для госпиталя на Майдан. Так вот, вообще по жизни Рома — мелкий бизнесмен, а на Майдане стал натуральным боевиком. Ну я и попросил Рому поговорить с олигархом. Пошел, значит Рома с дружками в офис «Смарт груп» в полном обмундировании: с дубинкой, в противогазе и бронежилете. Они с Вадиком спорили, пререкались тогда почти четыре часа! Именно тогда, думаю, впервые Вадик услышал голос людей: мы пока не вынесем Януковича, живыми не уйдем.

— И что же понял Новинский в результате разговора с «простым боевиком»? 

— Например, наш днепровский депутатишка Игорь Циркин прятался за границей, когда мы с Корбаном звонили ему, говорили: «Людей убивают, надо поехать, проголосовать». Отвечал: «Нет команды». Новинский поехал в Верховную раду, а Циркин – нет. Мы сидели с Корбаном на телефоне, обзванивали всех депутатов ВР от Днепропетровска, кого знаем. Большинство — как тараканы, попрятались. А Новинский поехал — ему помогли несколько часов с мелким предпринимателем Ромой, у которого был мебельный цех, и который после революции решил идти в политику, потому что задыхается от всего происходящего.

— А Коломойский? Он ответственность перед народом осознает?

— Игорь сказал когда-то правильно: «Почему наше назначение люди восприняли? Почему не ненавидят как донецких? Например, мы с Витей (Пинчуком — Ред.) все время воевали, делили что-то. Но не было такого, чтобы мы залазили в карман к средним и мелким предпринимателям, как донецкие. В Донецке, чтоб открыть бензоколонку, надо мэру – треть, треть Папе, и треть себе. Мы с Пиней, воюя между собой, не прикасались к интересам обычных людей. Тогда как в Донецке и мышь не проползет без того, чтобы не быть ограбленной.

Коломойский никогда не интересовался землями горсовета. Он, условно говоря, двигался по заоблачным сферам, но не пытался быть везде – и в бюджете, и в назначениях. Ну, олигарх, ну, неоднозначный, но не рэкетир же. Он существовал с простыми людьми в параллельном мире, когда в Донецке все были загнаны в стройные колонны и ходили в одном направлении, указанном партией.

Он помнит, что народ может его вынести, как Януковича?

— К нам как-то пришли пророссисты с очередными требованиями. Мы их собрали в конференц-зале и вдруг один из них вдруг спрашивает: «А можно отвлеченный вопрос – что будет с долларом?». Коломойский отвечает: «Поднимется до 12» (и, кстати, в точку). Потом говорит мне: «Несчастные, плохо одетые люди. От бедности основные наши проблемы». Мне это было новоё: услышать, как он начинает задумываться над тем, что люди страдают. У нас была инициатива поднять зарплаты на 20%, и мы подняли.

— Какую позицию сейчас заняла так называемая «старая днепропетровская элита», люди Вилкула? На чьей они стороне? Раньше считалось, что Вилкул полностью подмял под себя Днепропетровск. А вы, получается, доказали, что это не так?

— За то, что произошло в Днепропетровске, нужно сказать спасибо Александру Юрьевичу Вилкулу. Он парень талантливый, работоспособный, профессионал… Но, к сожалению, не выдержал медных труб. На почве пиара и самолюбования у него съехала крыша.

Он так и не понял, что Днепропетровск – это город гордый. Сколько его не закатывай под асфальт, рано или поздно он все равно встанет с колен.

Если бы мы с самого начала занялись преследованием Партии регионов, или вспомнили старые обиды, когда они пытались загнать нас с Корбаном в эмиграцию, «пришить» нам захват облгосадминистрации и попытку госпереворота, в Днепропетровской области могла бы быть Криворожская народная республика, с учетом того, что в облсовете ПР тотально контролировала 4/5 депутатов. Но мы убрали амбиции, старые обиды и занялись работой.

— Так вы же вроде с Вилкулом раньше в друзьях ходили?

А я и не отказываюсь. Мы знакомы с ним с 1994 года. Вот только Саша никогда не любит вспоминать, что путевку нам жизнь дала…Юлия Владимировна. Мы с ним начинали под ее руководством, в ЕЭСУ, только он — менеджером, а я — юристом. Все эти годы Вилкул делал вид, что он от Ахметова родился. А прошлое — не выкинешь.

Мы окончательно рассорились после двух событий. Первое, это когда я пришел к нему и сказал: «Саша, тебя уже настольно много в телевизоре, что пора вести прогноз погоды». Он обиделся. Если вы помните, он тогда с Арбузовым соревновался, кто больше себя любимого распиарит.

Ну а потом он перешел черту. Он решил отнять бизнес у моего близкого друга. Был страшный скандал. Нас тогда сильно выручила Юля Мостовая и Юра Бутусов. Именно разгромная статься в «Зеркале недели» поставила Вилкула на место. Но он «закусил».

А проблема Вилкула в том, что он реально невменяем.

— Почему невменяем?

— У Саши мания величия. А это не лечится. Приведу простой пример. Я — широко известный в узких кругах байкер. Я проехал 57 стран мира на своем мотоцикле. И мой общий километраж составляет всего 150000 километров.

Господин Вилкул тоже претендовал на лидерство в этой среде. Даже с известным ублюдком и ненавистником Украины Хирургом, дружком Путина, обнимался и хороводы водил (сейчас, правда делает вид, что не было этого ).

Так вот, при помощи своих пиарщиков, Саша себе дорисовал пробега почти 300 000 километров!!! Смешно правда? Буря в стакане воды. Просто гражданам все равно сколько ты накатал, а люди знающие, настоящие бродяги, с Вилкула умирали со смеху.

Если взять «Гугл», то Санины «подвиги» увеличивались прямо на глазах: 100, 200, 300, 400 тысяч…

Я помню наш эпический ночной разговор с ним, когда он нас загнал в Тель-Авив. Корбан звонит ему и говорит: «Саша, ты должен просто запомнить, что жизнь – это движение в гору. И когда ты достигнешь пика горы, ты пойдешь вниз. И внизу в кустах мы будем ждать тебя!»

— Так этот момент уже наступил?

— На самом деле мы не хотим его поджидать, мы не настолько мелочные. Мы просто сидим и из кустов хихикаем: «Саша, как твои дела?» И все. Пусть Вилкулом и его региональной бандой прокуратура лучше занимается. Нам достаточно морального удовлетворения наблюдать их жизненное фиаско.

Недавно мне прислали рассылку, которую получают партийные офисы ПР – политические тезисы, темники… У них конкретно антигосударственно-диверсионная риторика: «Порошенко ведет войну с собственным народом», «Нужно организовывать комитеты солдатских матерей», «Мы должны договариваться с Россией»… Они там дописались чуть ли не до того, что ИЛ-76 мы сами сбили!

Поэтому уже несколько глав РГА, которых мы оставили по просьбе Партии регионов, уже получили пинок под зад. Они же невменяемые!

Я уже позвонил господину Новинскому: «Вадик, как-то с вами все-таки нельзя нормально договориться. Когда мы пришли во власть, мы вашим предприятиям реально помогали – горно-металлургическим, компании «ДТЭК». И помогали не потому, что нам что-то надо. А потому, что не хотим, чтобы ситуация на Донбассе, повторилась здесь». Ведь всякое бывает. То прокуратура наедет без причин, то перекос в мобилизации. Например, звонят мне из компании «ДТЭК»: помогите, чтобы не снимали людей со смены и не отправляли на фронт, потому что шахта остановится. Хорошо, мы ведь нормальные люди, технократы – нам главное, чтобы все работало. И мобилизацию выполняем и производство не парализуем.

Но рыгам все равно не ймется. Вот же подлое племя!

— Наверное, место этих людей в тюрьме?

— По-моему, уже и дураку понятно, кто это все закрутил. Я не говорю про Донецкую область – там есть разные вопросы. Но всем известна роль Ефремова, Голенко и Клинчаева. А куда смотрит Наливайченко, куда смотрит Ярема?

Мы не ангелы, я не хочу заниматься самооправданием или упрощением. Но получается так: Пинчук не дает ни копейки на армию. Как-то он звонил Корбану, а я был рядом. Спрашивает: «Гена, зачем вы все это делаете?! Вы не понимаете, что таким образом Коломойскому очки зарабатываете!»

А Корбан ему отвечает: «Причем здесь это? Мы делаем, чтобы ваша дочка Маша, которая живет в Днепропетровске, не боялась минометного обстрела».

Тут как-то сразу попустило его: «Нет, ну есть другое мнение, что ваша милитаристская риторика разжигает…» Был очень невразумительный текст.

Я был в шоке. Помощи никакой.

Ринат Леонидович платит только налоги. Я понимаю: если он открыто скажет, что помогает армии, его Ботанический сад разберут на кирпичи. Естественно, он предпочитает откупаться и занимает такую пацифистскую позицию.

В стране война, она полна сепаратистов и «пятой колонны»… Фирташ с Левочкиным – один — международный преступник, второй — правая рука Януковича – очень спокойно себя чувствуют, в том числе и в информационном пространстве. А всех интересует только Коломойский! Они как осатанели по поводу него!

— Потому что он сегодня является победителем? Это ненависть проигравших?

— Может быть. Но я не понимаю, почему к ним присоединяются люди типа Сергея Лещенко? Я считаю, что это непрофессионально. И, возвращаясь к своему неопубликованному интервью в «Украинской правде», могу сказать: крайне непрофессионально сидеть в теплом кресле и писать какие-то теории, ни разу не приблизившись к Днепропетровску ни на шаг и не поговорив с людьми из Днепропетровска!

Люди приезжают в Днепропетровск и окунаются в другую жизнь. Ведь вроде бы тут все то же, что и в Киеве: довольные лица, рестораны, кафе, велосипедисты… Но в Днепропетровске есть то, чего я не слышу в Киеве: в нашем городе все время воют «скорые»! Потому что рядом война. Вот пусть Лещенко приедет и послушает!

— Вы согласны с утверждением «два украинца – три гетьмана»? Что в любой ситуации начинаются интриги и борьба за власть? Вы это чувствуете в отношении к вам других политиков и бизнесменов?

— Не люблю задаваться метафизическими вопросами. Не хочу об этом даже задумываться. Мы сторонники стратегии малых дел. Мы каждый день что-то делаем, по чуть-чуть, но делаем. И это дает результат.

И что значит, «украинцы»? Для меня мартыненки, пинчуки и прочая шобла – это не украинцы! Они, конечно, украинцы, но так близки к народу, как, не знаю… марсиане!

— А вы решили поинтересоваться, чем живут люди?

— Да, я хоть и миллионер, но у меня много друзей из народа. Больше по байкерски-мотоциклетным кругам. Когда начались события на Банковой, мои друзья были там. И тогда я понял, как простые люди ненавидят власть!

У меня по этому поводу было много разговоров с Вадимом Новинским, с Ринатом Леонидовичем… Я им объяснял: «Вы послушайте не менеджеров, не аналитиков! Послушайте простых лохов. Они вас ненавидят!»

— А для них народ – лохи, правильно?

— Имеются в виду обычные люди, которые каждый день ходят на работу, а не те, которые живут в мире политических договоренностей и тендеров…Я люблю таких людей. Мне с ними легче дышиться, чем с падалью, как Рудык.

И я понял, что Янукович по-любому упадет, когда убили Сережу Нигояна, простого армянина из Днепропетровска. В Украине всегда было много проблем, но никогда не убивали демонстрантов.

Вот меня часто спрашивают, зачем я, «человек с неоднозначной репутацией», полез в это дело? А я скажу: доверие людей – это выше, чем деньги! Я не отказываюсь от денег, мы их и дальше будем пытаться заработать. Но есть доверие людей, и основная проблема наших политиков, в том числе и Юлии Владимировны, в том, что они не видели свой шанс попасть в Историю. Вот Янукович – мурло, вместо того, чтобы коллекционировать золотые батоны, мог вписать свое имя в историю. А теперь? Его будут проклинать до последнего колена!

— Когда война на востоке закончится, что нужно сделать, чтобы построить там нормальную мирную жизнь? Как перестроить систему власти?

— Я считаю — и центральные органы власти не имеют по этому поводу права «отмораживаться» — должен быть принят закон о десепаратизации. Есть опыт, начиная с денацификации в Германии и заканчивая опытом Прибалтики, где люди, не желающие знать государственный язык и историю, не имеют права быть гражданами.

У меня нет сейчас каких-то готовых решений, но все причастные к этим безобразиям должны быть поражены в правах, в том числе и в имущественных.

Иначе вся эта нечисть в один момент реинкарнируется в новом виде! Сегодня они вывешивают белый флаг, а завтра красный – их всех нужно устранить из политического процесса. А имущество особо злостных преступников направить на помощь семьям погибших и раненых.

Власть должна понимать, что если она не предпримет таких шагов, она не только получит возрождение всей этой реваншистской фронды – ей начнут задавать вопросы те, кто сегодня гибнет под пулями.

Я недавно встречал Олега Медведева, советника Президента, говорю ему: передай умным людям, если в стране ситуация не поменяется, если будут пилить бюджет и садиться на темы, то батальоны пойдут на Киев.

И не потому, что я этого хочу – наоборот, понимаю, что Майдан 3.0 страна не выдержит. Но людям нужно дать справедливость! Когда человек приходит с фронта в какое-нибудь управление соцзащиты, а ему канцелярская крыса говорит, мол, мы вас туда не посылали и справку не дадим… Поэтому есть вопросы.

Мой товарищ Юра Бирюков, которого недавно назначили советником Президента по волонтерским делам, обсуждал вопрос по налогам. Проблема в том, что волонтеры, пропуская общественные деньги через свои счета, в конце должны были платить подоходный налог. А Юра, который оперирует десятками миллионов гривен, говорит: «Я в суд подам на налоговую».

Я отвечаю: «Ты же проиграешь». А он парирует: «Нет, со мной приедут адвокаты в составе двух танковых колонн и трех аэромобильных бригад!»

Так вот, чтобы у нас не было таких адвокатов, кто-то должен этими вопросами заниматься, а не пытаться определиться, пойдет ли на выборы блоком, или делить партийные квоты…

— На ваш взгляд, Украина изменилась? Или мы еще долго не сможем выкарабкаться из коррупционного болота?

Знаете, когда каждый, буквально каждый день ты сталкиваешься со смертью, то твое мировоззрение в корне меняется. Уходит все вторичное, наносное. Каждый день я должен заниматься похоронами, местами на кладбище, свидетельствами о смерти. Больнее всего общаться с родственниками убитых.

Когда проходишь такое очищение кровью, то понимаешь, что страна уже никогда не сможет стать прежней. Почему рудыкам и ляшкам это неведомо — я искренне не понимаю.

В Днепропетровске нам удалось дать людям ощущение безопасности. Думаю, что они нам за это благодарны. Но теперь мы должны дать им чувство справедливости.

Любой, кто идет сегодня в политику, должен понимать, что украинцы выстрадали новую жизнь. Буквально выгрызают ее зубами. И было бы в высшей степени подлым обманывать их ожидания. И поэтому я всегда остаюсь радикалом, называю вещи своими именами и готов драться буквально кулаками.

Если политические элиты не опомнятся, везде, по всей стране, то их снесут снова. И меня, и Коломойского, и Корбана. Стране нужны реформы, или нас утопят в том говне, среди которого приходится плавать сегодня.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter