ДОВЕРИЯ БОЛЬШЕ НЕТ

Западные политики практически в один голос говорят о неизбежности ухудшения экономических и политических отношений с Москвой. Вводятся все новые и новые санкции, которые могут стать настоящей проблемой для российской экономики. Причем вся эта волна санкций нарастает буквально как снежный ком – и уже очевидно, что возвращения к статусу тех отношений, которые существовали между Западом и Россией, в ближайшие годы не предвидится.

Это удивительно не только для российской политической элиты, которая была уверена, что никакого ухудшения не предвидится – наоборот, отменят уже существующие санкции и признают, что «Крым наш». Это поражает и многих украинцев, которые еще несколько недель назад убеждали себя, что Западу наплевать на Украину и энергозависимость европейских стран от России заставит страны ЕС искать компромиссы с Москвой за наш счет.

Мало кто на постсоветском пространстве понимает, что такое утраченное доверие и изменившееся общественное мнение. Когда Запад пытался восстановить это доверие, не переходя за границы персональных санкций против ближайшего окружения Владимира Путина, руководители Соединенных Штатов и правительств стран ЕС надеялись, что посылают адекватный сигнал вменяемым людям и что в России поймут, насколько ее экономика связана с окружающим миром и зависит от взаимосвязей с Западом. Но каждый новый день украинского конфликта убеждал западных политиков, что ни о какой российской адекватности и речи быть не может, что Кремль живет в буквальном смысле в безвоздушном пространстве и не остановится в своих попытках подчинить постсоветское простстранство собственным амбициям и интересам. Гибель малайзийского «Боинга» не изменила, а ускорила процесс утраты доверия. Но что она точно изменила – так это общественное мнение западных стран. Для миллионов людей, не замечавших конфликт в Украине и не желавших отдавать себе отчета в том, что действия Владимира Путина и его окружения подрывают международную стабильность, происходящее в нашей стране стало угрозой их собственному существованию. А виновником угрозы не просто для мира , но и для каждого конкретного человека оказался Путин.

И теперь с этим восприятием российского президента и возглавляемой им страны вынужден считаться каждый западный политик, который не хочет утратить доверие избирателей, выигрывать выборы, вообще оставаться на плаву. Экономические трудности – это, конечно, очень важно. Однако есть вещи поважнее экономических трудностей: это нравственный авторитет и чувство безопасности, которое политическая элита должна обеспечивать. Иначе избиратель обращает внимание на совершенно другие политические силы, на других людей.

Владимир Путин просто не способен осознать этого: он никогда не выигрывал настоящих выборов, никогда не имел дела с настоящим общественным мнением, зависящим от чувства собственного достоинства, а не от лживого телевидения, никогда не имел дело с гражданами, отвечающими за свою страну, никогда не думал об интересах соотечественников – а только о сиюминутных прихотях своего хищного и криминализированного окружения. Именно поэтому он в принципе не способен осознать того глубинного изменения, которое произошло в психологии цивилизованного мира и заставляет США и Европу соглашаться с потенциальными экономическими утратами ради наказания агрессора и восстановления той атмосферы спокойствия и безопасности, которая нарушена Кремлем.

Виталий Портников

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter