Кремлевские качели летят, летят, летят: почему мечется российское руководство

Заместитель главы Роскомнадзора Максим Ксензов получил выговор за интервью газете «Известия», в котором предрекал возможность скорого закрытия в России мировых социальных сетей.

Министр связи Николай Никифоров принял такое решение после того, как с возмущенным комментарием по поводу высказываний незадачливого чиновника выступил сам премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев, в присущей представителям «тандема» хамской манере посоветовавший Ксензову «включить мозги».

На самом деле Ксензов вряд ли воспринял выговор со смирением. Понимая то, как даются в России подобные интервью, я не сомневаюсь, что заместитель руководителя Роскомнадзора выступил с жесткими заявлениями в адрес социальных сетей и программой создания «закрытого» интернета отнюдь не по собственной инициативе. Российские чиновники вообще не проявляют собственной инициативы, прекрасно понимая, как меняется точка зрения вышестоящего начальства. Но и уследить за метаниями этого начальства и они не в состоянии.

Потому что поведение российского руководства, начиная с президента Владимира Путина и премьера Дмитрия Медведева, определяется именно этими метаниями, нередко напоминающими судорожную бесконечную пляску вместо решения реальных проблем. Этому есть простое объяснение. Люди, которые сейчас руководят Россией, чудовищно некомпетентны – мы помним, что сам Путин был извлечен «хозяином России» Борисом Ельциным и его родственниками буквально ниоткуда, не прошел серьезной политической школы и не обладает навыками управления в кризисных ситуациях, а Дмитрий Медведев трудился под началом Путина не на самых высоких должностях в аппарате. Поначалу новые назначенцы были буквально обложены со всех сторон специалистами старой школы, но по мере возрастания нефтяных цен Кремль стал избавляться от всех, кто хоть как-то разбирался в экономике. В результате сегодня администрация президента и силовые структуры – это ближайшее окружение Путина, а правительство – это ближайшее окружение Медведева. И в обоих случаях кадры отбирались исключительно по принципу личной преданности участникам «тандема».

В умении российских чиновников делить «нефтяной пирог» ни у кого ни в России, ни за ее пределами сомнений нет. Другой вопрос – как принимать нетривиальные решения на грани падения экономического роста и неизбежного падения социальных выплат и расходов на российские регионы. Для Кремля это не только экономический, но и политический вопрос. Российский Северный Кавказ удерживается в составе государства только благодаря значительным дотациям – если денег не будет, начнется новая война за независимость и на этот раз отнюдь не только Чечни. Москва, стабильность которой и означает в конечном счете стабильность режима, уже проявила свою тягу к переменам во время недавних митингов на Болотной – но если лишить столицу сытости, она будет протестовать куда более осмысленно. Наконец, необходимы деньги для силовых структур – любой российский режим традиционно держится на штыках.

Ответом на эти вызовы стала аннексия Крыма и взрыв шовинистических и неонацистских настроений в российском обществе. Однако платить за «подушку шовинистической безопасности» приходится западными санкциями, которые ослабляют экономическое положение режима. Поэтому Кремль и мечется. С одной стороны, шовинизм и возбуждение толпы позволяет не думать об экономике и воровать дальше. С другой – слишком тяжелое состояние экономики может свести на нет шовинистические успехи. С одной стороны, «Крымнаш», с другой стороны расходы на инфраструктуру полуострова и обеспечение его населения в рамках санкций и изоляции самого Крыма от мира ложатся на российский бюджет непосильным бременем и заставляют сокращать расходы на настоящие  регионы России. С одной стороны, есть желание продолжить кровавую жатву на Донбассе, с другой – Москва просто не прокормит такое количество новых нахлебников да к тому же еще в регионе с дотационной экономикой! Именно поэтому и происходят метания, амплитуду которых не способен уловить ни один российский чиновник, даже самый старательный. И они не завершатся – потому что из условий, в которые поставило себя российское руководство, никакого другого выхода, кроме режима маятника, просто нет. Российскому чиновничьему аппарату просто нужно приучиться жить в этой амплитуде. И нам, кстати, тоже – мы должны привыкнуть, что имеем дело с непредсказуемым, не понимающим что ему делать завтра и бросающимся из крайности  в крайность соседом на грани государственного, экономического, политического и социального краха. И качели, которые Кремль устраивает себе и всем нам – это единственная возможность отдалить этот крах хотя бы на некоторое время. Важно просто не попасть в поле очередного колебания.

Виталий Портников

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter