СИСТЕМА ВЗАИМНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Интересно даже не то, что против вступления Украины в НАТО категорически выступает глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров – это вполне логичная позиция с точки зрения интересов Кремля и обострение ситуации в Украине во многом связано именно с тем, что Москва не хочет допустить самой возможности самостоятельного выбора.
Интересно не то, что от вступления в альянс предостерегает Дмитрий Фирташ – газотрейдер всегда был слишком сильно связан с московскими интересами и, кстати, был именно тем бизнесменом, кто мастерски увязывал газ и политику.

Интересно то, что против вступления в НАТО все еще выступает большинство украинцев – судя по последним социологическим опросам. И это – самое удивительное.

Еще несколько месяцев назад такая позиция вполне имела право на существование. Вне зависимости от того, как гражданин относился к НАТО – как к “агрессивному блоку” или как к эффективной международной системе безопасности – он мог считать, что вступление в альянс значительно ухудшит российско-украинские отношения. Тем более, что в Москве этого и не скрывали никогда. А так – безопасность и территориальная целостность Украины обеспечивается ее добрыми отношениями как с Западом, так и с Востоком – да еще и гарантирована Будапештским меморандумом. Зачем делать резкие движения?

События последних месяцев показали, что все это – самая обычная туфта. Что никакой Будапештский меморандум просто не действует, а соседняя страна может без опасений нарушить нашу территориальную целостность. И что в современном мире нет ничего, кроме системы взаимных обязательств. Именно взаимных. Больше остановить агрессора не может ничто.

Рассчитывать, что дальше все будет как было – вот все успокоится, договоримся с Россией и заживем – по меньшей мере, наивно. Теперь будем жить под дамокловым мечом агрессии. Утверждать, что Россия может обозлиться еще больше, если мы начнем приближаться к НАТО – не менее наивно: что еще должны предпринять в Кремле, чтобы мы поняли необходимость иметь сильных союзников? А пока такого понимания нет – а российское сопротивление евроатлантической интеграции есть – мы по-прежнему остаемся совершенно беззащитными.

Виталий Портников

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter