В ОККУПАЦИИ — СОГРАЖДАНЕ. КРОВЬ ПРОЛИЛАСЬ. БУДЕТ ЛИТЬСЯ?

В Георгиевском зале Кремля нынешний вторник называли «историческим днем». Но, если вслушаться в речь Путина и проанализировать совершенные действия, день можно назвать «истерическим». Произошедшее – буйная истерика России. В результате коей на карте мира появилось государство, имеющее незаконную границу. Как мир выстроит отношения с презентовавшим себя подобным образом государством (огромным, агрессивным, ядерним) – это и вправду вопрос современной ближайшей истории. Но незаконная граница вырезана на теле Украины. И за ней, в оккупации, остались наши сограждане.

Никто в здравомыслящем мире не находит для случившегося более мягких определений, кроме слова «аннексия». Страшного, призабытого после и вправду давних гитлеровских и сталинских деяний. Известный американский политик Стивен Пфайфер назвал аннексию Путиным Крыма «самым вопиющим захватом земель в Европе со времен Второй мировой».

И кажется, именно потому, что любые параллели остались в удаленном прошлом, на сегодняшний момент мир до конца не сформулировал, как жить с этой новой реальностью.

То, что в одной из административно-территориальных единиц суверенной Украины не произошло никакого «демократического, прозрачного, всенародного волеизъявления о долгожданном воссоединении» с некоей реальной «родиной-матерью» — наверное, обсуждению не подлежит. И потому, что нарушены законы в отношении как объявления подобного местного референдума, так и его псевдопроведения – без списков и наблюдателей, откровенно фальсифицированными цифрами явки и «за». И – потому, что действо происходило в условиях военного вторжения России, общеизвестно, что в жилища непроголосовавших граждан урны для волеизъявления заносили в сопровождении вооруженных «неизвестных лиц».

Но когда крымская власть, частично – самопровозглашенная, частично – по закону распущенная, объявила полуостров «независимым государством», можно было ожидать от инициатора всей этой заварухи поведения несколько иного, чем сегодня, в Георгиевском зале, где с помпой маршировал почетный караул в каких-то, гусарских, что ли, киверах.

Буквально за несколько часов до парадностей, политолог Андрей Золотарев рассуждал о реальном. «Аннексия Крыма не будет признана миром, мы получим еще один замороженный конфликт. России выгоднее, чтобы у Крыма был статус, аналогичный Абхазии или Приднестровью – непризнанного провозглашенного государства. Прямая аннексия обернется международной изоляцией, экономическими санкциями». Кстати, и информация о том, что из Госдумы авторами был отозван законопроект об упрощенном порядке присоединения к Российской Федерации новых субъектов, со ссылкой на сомнения в его «совместимости с нормами международного права», свидетельствовала: возможно, идея прямой аннексии вызывает вполне объяснимые опасения у российского руководства.

Нет, конечно, сценарий сотворения из части Украины еще одного «дикого поля» по примеру вышеупомянутых непризнанных миром и неизвестно, как выживающих типа государств – тоже не несла в себе ничего положительного.

Но помпезное провозглашение: «это – теперь просто наше» — другая мировая реальность.

От которой дрожь пробирает Беларусь и Казахстан, поскольку одно дело, это попискивать от слишком жестких межгосударственных объятий Москвы, а другое – вот так просто и оперативно лишиться части, а то и всего государства.

Тревожится Латвия: с тем же Даугавпилсом может произойти крымский кунштюк. Эстония имеет основания считать, что Россия косо посматривает на Нарвскую область.

И даже не в подобной геополитической конкретике сейчас дело. Случившееся – касается всего мира.

В «истерический день» Путин швырнул на стол неожиданную карту. Которая либо должна быть бита, вот именно, всем миром. Или – пусть мир даст согласие на то, чтобы один зарвавшийся неодиктатор не признавал государственных границ вообще. И – пусть мир строит дальнейшую жизнь в таких условиях.

Палец этого наполеончика лежит на ядерной кнопке? Из России в эти дни прозвучало безумное киселевское, мол, одно движение, и «США превратятся в радиоактивную пыль»?

Но с момента создания атомных дубинок всеобщего уничтожения, именно то, что опасные кнопки есть у целого ряда государств – возможно, удерживало мир от глобальных конфликтов. Потому что, по большому счету, все равно, кто нажмет на кнопку первым.

И даже, если предположить, что Путин и вправду несколько сдвинулся рассудком…То по всем сегодняшним «георгиевским торжествам» похоже, что сдвинулся он в сторону желания стать властелином половины планеты. А соприкосновение пальца с пресловутой кнопкой – оно ведь попросту приведет к тому, что делить сферы влияния не придется, поскольку сфер-то практически не останется.

Еще до состоявшейся аннексии части украинской территории, очень и очень много ведущих держав мира (наконец-то!) начали введение в действие санкций против кремлевского режима. Прозвучали из уст ЕС, США, Канады фамилии деятелей, которым запрещен въезд и зарубежные счета которых заморожены. Япония заявила, что приостанавливает консультации о смягчении визового режима с РФ; замораживает начало переговоров о возможных договорах инвестиционного сотрудничества, сотрудничества в освоении космоса, и сотрудничества по предотвращению опасной военной деятельности. Франция рассматривает возможность отмены договоренности с РФ о продаже ей кораблей-вертолетоносцев типа Мистраль. НАТО приостановило сотрудничество с Россией, участие последней в ранее планируемой операции по дезактивации химического оружия Сирии отменено.

Тем не менее, многие обозреватели и эксперты иронически называют это «лайт-санкциями». То есть – слишком легкими по сравнению с творимым путинской Россией. Есть, впрочем, конкретно вербализированное: может быть куда круче. И Белый дом заявил, что «наши действия служат напоминанием России о том, что если она не выполнит свои международные обязательства и не будет уважать суверенитет и территориальную целостность Украины, то США готовы принять дополнительные меры для введения в дальнейшем политических и экономических ограничений в отношении Российской Федерации». И Генеральная ассамблея ООН собирается на заседание, где резолюцию по украинскому вопросу можно будет принять, невзирая на российское вето, действенное в более узком органе, Совбезе.

Но все, что уже сделано и запланировано миром как возможное воздействие – после сегодняшней исторически-истерической кремлевской пляски осталось в условном вчера. Более того, торжество присоединения Путин уже запил кровью. Именно сегодня.

Мир 21-го столетия поставлен перед очень серьезным вызовом, новым для себя. Можно ли вообще поддерживать дипломатические отношения с государством, аннексировавшим чужую территорию? И в тот же день – начавшем стрельбу на поражение по украинским военным, к тому моменту не сделавшим ни одного выстрела?

А если нельзя – то как реализовать настоящую изоляцию путинской России, посягнувшей не на «какую-то там» Украину, а на современное мировое устройство?

Характерным выглядит мнение, высказанное депутатом Госдумы Леонидом Слуцким еще до аннексии, и сегодняшней крови, в ходе развития российской операции в Крыму. «Конечно, нас будут позорить, нас будут критиковать на всех международных площадках, мы к этому готовы. Мы проходили через это, когда восстанавливали конституционный строй в Чеченской республике, мы проходили через это, когда признавали независимость Абхазии и Южной Осетии».

К международному позору агрессоры, сделавшие сегодня нечто большее, чем упомянутое Слуцким, выходит, готовы… На что может подняться цивилизованный мир, чтобы потерявший голову Кремль оказался – не готовым к отпору?

По крайней мере, кажется, что термины «аннексия», «оккупация», клеймо «Российская Федерация – страна, не признающая государственных границ», а теперь еще – и констатация «Москва развязала войну», должны быть всеобщими, безо всяких смягчений.

Украина заявила, что не признает новой границы и отторжения части своей территории. Но не выступила против российских оккупантов с оружием. Что дальше? По «георгиевской речи» казалось, Путин, по крайней мере, сейчас не будет продвигать войска в другие украинские регионы. Он осознает, что весь кусок – ему не проглотить. Но если кровь будет литься даже только в Крыму? Возможно, Украина, ведущая себя достойно в условиях не просто давления, а агрессии, ускорила максимальное сближение с объединенной Европой, со всеми вытекающими отсюда преференциями. На этих условиях, пусть в Крыму убивают?..

Как быть – с территорией, оккупированной, и нашими согражданами, оставшимися на ней?

Верховная Рада сейчас дорабатывает пакет законопроектов, который должен позволить автохтонному народу Крыма, крымским татарам, самостоятельно определяться относительно воли своего народа, судя по всему – путем апеллирования к международным институциям.

Но можно ли забыть о том, что на полуострове живут люди различного этнического происхождения относящие себя к ГРАЖДАНАМ УКРАИНЫ? Незаконная власть полуострова, «подарившая» их судьбы чужому государству, заявляет, что с сегодняшнего дня, так сказать, автоматом (под автоматом?) они стали гражданами РФ. А если кто пожелает «сохранить иное гражданство или стать лицом без гражданства», пусть заявляет об этом в течение месяца.

Можно предположить, что судьба граждан Украины, вдруг ставших на своей земле «иными», будет несладкой. Но и вне зависимости от гражданства – крымчане оказались в бедственном положении. Соцсети полны сообщений о перебоях с продуктами, невозможности снять деньги в банкомате, и даже – пополнить телефонный счет сотовой связи. Но ведь это – только начало хаоса. Со дня так называемого референдума российская военщина открыла пункты раздачи огнестрельного оружия. «Стволы», включая автоматы АК-74, можно получить в частные руки по предъявлению паспорта с крымской пропиской и какого-то фантастического «удостоверения члена самообороны». Гуляй, братва?..

Хочется избежать надрывных эмоций. Но как вычеркнуть из сознания хотя бы одну из выложенных в Сети историй, как 82-летняя учительница русского языка в Севастополе прилюдно сказала, что она, из потомственной офицерской семьи, чувствует себя гражданкой Украины. И за это на нее обрушились нагайки заезжих «русских казаков».

В Верховной Раде, на последнем заседании, прозвучало о необходимости постановления или закона «Об оккупированной территории». Трудно представить себе, каким он может быть. Но – не менее сложно (страшно) представить оставление наших сограждан, граждан Украины, в условиях беззакония.

Об оставленных на растерзание, и уже платящих за это страшную цену украинских военных. Неужели того, что происходит, недостаточно для введения миротворческих сил ООН? Сколько убитых надо, чтоб стало достаточно?

Но даже если, буквально Божьей волей, сейчас удастся остановить стрельбу по украинским солдатам и офицерам. Что будет – с гражданами Украины в Крыму?

Пусть граждане Украины Крыма любого этнического происхождения – обращаются к мировому сообществу. Понятно, что исходя из опыта утопления в крови своего субъекта федерации – Чечни, Москва буквально с сегодняшнего дня попробует жестоко «зачищать» любые подобные гражданские проявления.

Но тогда – даже не при выстреле, а одном ударе нагайкой – пусть все же проснутся, войдут на полуостров «голубые каски» ООН. И, с их помощью (ведь иначе не пускают), настоящие наблюдатели ОБСЕ смогут увидеть и услышать, кого именно и по принципу принадлежности к какой нации или какому гражданству – здесь притесняют.

Украина не может оставить часть своих граждан на произвол оккупантов. И – Украина, неимоверным усилием, но ни одним выстрелом не дававшая повода развязать всеевропейскую а то и Третью мировую – не должна по-прежнему оставаться наедине со своей бедой.

Когда в Кремле устраивали спектаклю с обретением «новых субъектов», известный российский политолог, социолог, публицист Станислав Белковский заявил, что намерен просить гражданства Украины. Добавив: «я сочувствую жителям Крыма».

От одного честного человека – такого поступка достаточно. Но от мира, если он считает себя цивилизованным, и хочет чувствовать себя защищенным… Выражение сочувствия – ничто. Нужна действенная помощь. Это, в конце концов, не благотворительность. А помощь самим себе пред лицом опасности действий, сравнимых с гитлеровскими.

Виктория АНДРЕЕВА

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter